А    Б    В    Г    Д    Е    З    И    К    Л    М    Н
П    Р    С    Т    Ф    Х    Ч    Ш    Щ    Ю    Я   
Rambler's Top100

Поиск по сайту:
Rambler's Top100
Яндекс цитирования



АРИЯ СЕМЁН ЛЬВОВИЧ
Адвокат Московской областной коллегии адвокатов.
    Широко известный мастер судебной защиты. Лауреат Золотой медали имени Ф.Н. Плевако (1997 г.). Заслуженный юрист Российской Федерации (1986 г.).
    Родился в 1922 году в г. Енакиево (Украина) в семье инженера. Детство прошло в Харькове. Солдатом участвовал в Великой Отечественной войне с 1941 по 1945 год. Дважды ранен. Награжден боевыми наградами и орденом Почета Российской Федерации.
    В 1947 году окончил экстерном Московский юридический институт. С 1948 года – адвокат МОКА.
    В уголовных процессах был защитником Председателя Президиума Верховного Совета Узбекистана, ряда следователей и адвокатов, профессора юридического института, диссидентов в политических процессах 60 – 70-х годов (Москва, Ленинград, Горький, Рига, Харьков), крупных хозяйственников и финансистов.
    Клиентами адвоката были известные в стране Андрей Сахаров, Роман Кармен, Петр Якир, Ролан Быков, Наталья Фатеева, Василий Ливанов, Александр Минкин, Борис Березовский и другие. Активно продолжает работать в условиях новой России.
    Автор книг "Защитительные речи и жалобы" (1991 г.), "Мозаика. Записки адвоката" (2000 г.). Фрагменты речей приводятся в учебниках судебной риторики ("Судебная речь" и других).

Кредо: "Присутствие адвоката в обществе должно внушать надежду".





ДЕЛО ВОЗДУШНОГО БИЗНЕС-АСА

лава сингапурской фирмы "Игл-Аэро" Лойтер с 1992 года занимался продвижением российской оборонной продукции на азиатские рынки. В 1995-м его задержали, предъявив обвинение в том, что это продвижение сингапурец обеспечивал с помощью крупных взяток. После подробных объяснений и уплаты залога в 500 тыс. долл. США он был выпущен за границу.
    В октябре 1995-го адвокат Семен Ария заявил ходатайство о прекращении этого дела. При этом он просил учесть высокую степень полезности продолжения деловой активности Лойтера в России, что подтверждалось письмами ряда оборонных предприятий: дирекций ОКБ Сухого, ОКБ имени Микояна и вертолетного завода имени Миля. Доводы защиты с пониманием встречались на приемах генералами Главной военной прокуратуры, но в конечном итоге положительного результата не дали.
    Многие средства были использованы. Но все ли? Опыт, талант и знания подсказали выдающемуся адвокату еще одно. Дополнительный юридический ресурс он нашел там, где другой, менее искушенный защитник и не додумался бы его искать - в преамбуле Основного Закона страны. В этой части Конституции России провозглашается цель, общая для всех ветвей ее власти: "Обеспечить благополучие и процветание России". В его понимании действия ГВП по настоящему делу означали отступление от этой конституционной установки, поскольку они наносили ощутимый урон экономическим интересам страны и ее оборонной промышленности. Не приносили они пользы и правосудию.
    Основываясь на таком понимании и толковании Конституции, адвокат в порядке ст. 220 УПК РСФСР подал жалобу на имя Генерального прокурора Российской Федерации.
    Доводы адвоката сводились к следующему:
Деловой уровень и тесные личные связи Лойтера в руководящих кругах стран Юго-Восточной Азии наделяли его высокой и уникальной ценностью для заключения выгодных для России контрактов. Достаточно сказать, что к моменту его задержания им велась предконтрактная подготовка по продаже в страны Азиатского региона российского вооружения на сумму около 1 млрд. 650 млн. долл. США. Все эти переговоры, полигонные демонстрации, организуемые Лойтером, приостановлены. Только в ОКБ Сухого готовился контракт на продажу 35 истребителей Су. Масштабы пользы, которую может принести возвращение Лойтера к деловой активности в России, достаточно велики, чтобы явиться серьезным доводом к прекращению дела. Сам Лойтер, понеся затраты, оказал следствию помощь. Он также проявил понимание ошибочности своих действий, "перестал быть общественно опасным". В свете этих фактов невозможно понять, ради каких достижимых целей ГВП приносит в жертву существенные интересы общества.
    Странности сопровождают и судьбу полученного залога в сумме 500 тыс. долл. США. Залог этот до 1996 года хранился не на депозите судебных органов, а на заграничном счете малоизвестного московского "Базис-банка". Лишь по настоянию защиты он был перемещен в Россию. Куда же? На счет ГВП в том же банке. Не в этом ли причина "ошибочности" позиции ГВП в этом деле?
    Сомнительна и подследственность дела ГВП: выделенное в отдельное производство дело гражданского лица выходит за рамки полномочий органов военной прокуратуры.
    По изложенным причинам адвокат просил: передать дело в производство Следственного управления Генеральной прокуратуры РФ, запросить соображения экономических спецслужб ФСБ России о степени возможной полезности продолжения деловой активности Лойтера в России и рассмотреть ходатайство защиты о прекращении дела производством.
    Глас защиты наконец был услышан. Жалоба, отправным пунктом которой Ария выбрал единственно верный источник – преамбулу Конституции, – возымела действие. Дело воздушного бизнес-аса в 1997 году было прекращено производством в Главной военной прокуратуре. Глава "Игл-Аэро" получил обратно полумиллионный залог.
    Правосудие, таким образом, разделило позицию адвоката.




ЧИТАЙТЕ НА НАШЕМ САЙТЕ ПУБЛИКАЦИИ С.Л. АРИЯ:

Автор прекрасной и полезной книги "Мозаика"
раздел "Трибуна - Интервью"


© Домашний адвокат, Москва, 2017 г.
Email: gipromez06@rambler.ru
Разработка сайта:
ВебСервис Центр