А    Б    В    Г    Д    Е    З    И    К    Л    М    Н
П    Р    С    Т    Ф    Х    Ч    Ш    Щ    Ю    Я   
Rambler's Top100

Поиск по сайту:
Rambler's Top100
Яндекс цитирования



ЧИНОКАЕВ РУШАН ЗАЙДУЛОВИЧ
    Заместитель Председателя Президиума Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов, руководитель цикла уголовного процесса Санкт-Петербургской школы адвокатуры. Лауреат Золотой медали имени Ф.Н. Плевако.
    Родился в 1949 году. После окончания юридического факультета Ленинградского государственного университета в 1971 году был принят в Ленинградскую городскую коллегию адвокатов, верность которой без перерывов хранит по сей день.
    Увлекается музыкой, политической историей, фотографией, когда есть возможность и время – путешествиями.

Кредо: "Все понять – значит простить".



СОЛОМОНОВО РЕШЕНИЕ ПО ДЕЛУ О КОНТРАБАНДЕ

начале 80-х Р.З. Чинокаеву довелось участвовать в деле, в котором фигурировали фантастические по тем временам денежные суммы. Перед судом предстали две женщины-контрабандистки. Они переправляли художественные ценности своим детям, жившим за границей.
    Рахиль М-га, которую защищал адвокат Чинокаев, была человеком трагической судьбы. Девочкой она попала в еврейское гетто в Виннице, за участие в подпольной организации была арестована. Ей довелось испытать все ужасы концлагеря, где охранник, забавы ради, ударом приклада сломал девочке руку, которая так и осталась на всю жизнь покалеченной.
    После войны Рахиль приехала в Ленинград, училась, работала, вышла замуж. Муж был заядлым коллекционером, и она тоже заразилась этой страстью. Коллекция супругов была сказочно богата. Достаточно сказать, что позже в ее оценке принимали участие эксперты Эрмитажа, Русского музея, использовавшие в своей работе каталоги известных западных аукционов Кристи и Сотбис.
    Чинокаев решил предложить суду то, что в нашем уголовном судопроизводстве не принято. Иными словами, речь шла о своего рода сделке: возврат ценностей в обмен на существенное смягчение наказания. Он поинтересовался у своей подзащитной и ее мужа, готовы ли они возвратить хотя бы часть ценностей, отправленных за границу, обратно в Россию? Согласятся ли сделать это их дети? Причем речь не шла о возвращении всех предметов антиквариата, переправленных за рубеж, тем более что никто (разумеется, кроме отправителей и получателей) не знал их точного количества, стоимости и наименования.
    Адвокат исходил из того, что по закону добровольное возмещение причиненного ущерба является условием, смягчающим ответственность, и очень рассчитывал, что это обстоятельство будет принято во внимание судом.
    Защитник обратился к слушавшему дело заместителю председателя Ленинградского областного суда О.В. Карлову, человеку порядочному, разумному и объективному. "Идея хорошая", – одобрил судья. "Но насколько реально, что это обстоятельство действительно зачтется?" – поинтересовался адвокат. "Приходите через пару дней, нужно посоветоваться", – уклончиво ответил Карлов. С кем станет консультироваться судья, было очевидно. Через пару дней при встрече с Чинокаевым судья оказал: "Давайте действуйте, а суд вынесет правильное решение".
    Начался процесс. На третий день в зал заседаний доставили коробку. Водрузили на стол судьи, распечатали, извлекли конверт. В нем сопроводительная: "В консульский отдел Советского посольства в Вашингтоне обратились бывшие граждане СССР супруги Ц-м с заявлением следующего содержания..." И председательствующий оглашает: "Мы, дети Рахиль М-ги, обеспокоенные судьбой нашей матери и желая ей помочь в ситуации, в которой она оказалась, считаем необходимым возвратить Советскому государству полученные нами ценности". В той же коробке находились возвращенные ювелирные ценности.
    Аналогичная попытка была предпринята коллегой Чинокаева, защищавшим другую подсудимую. Своему брату, проживавшему в США, позвонила дочь его подзащитной и сказала: "Верни хотя бы часть, чтобы маме было легче". Разговор девушка записывала на магнитофон. Ее брат, знавший, что мать уже несколько месяцев находится в следственном изоляторе КГБ, хладнокровно ответил: "Прошу меня по этому поводу больше не беспокоить".
    Через несколько дней суд подошел к прению сторон. В своей речи адвокат сравнил судьбы двух женщин. Во многом их жизненные пути были схожи. Но в похожей трагической ситуации дети одной сделали все, чтобы помочь матери, а сын другой оставил в беде, предал ее, преступившую закон ради его же блага. Когда Рушан Зайдулович сказал об этом, раздался истошный крик: под впечатлением услышанного билась в истерике не та, брошенная своим сыном женщина, а его подзащитная. В итоге сделки (в лучшем смысле этого слова) с судом М-га получила символическое наказание, хотя сама приготовилась услышать приговор к лишению свободы на 7 – 8 лет. Другая женщина была осуждена к нескольким годам исправительно-трудовой колонии.


© Домашний адвокат, Москва, 2017 г.
Email: gipromez06@rambler.ru
Разработка сайта:
ВебСервис Центр