А    Б    В    Г    Д    Е    З    И    К    Л    М    Н
П    Р    С    Т    Ф    Х    Ч    Ш    Щ    Ю    Я   
Rambler's Top100

Поиск по сайту:
Rambler's Top100
Яндекс цитирования



ДОМОРАЦКИЙ ЮРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

Контактная информация:
Москва, Остоженка, 12
Консультация № 16
прием по четвергам
Тел.: (095) 290-08-71
Тел.: (095) 290-12-16
    Адвокат юридической консультации № 16 Московской городской коллегии адвокатов.
    В 1962 году окончил юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова. После окончания учебы работал в органах прокуратуры.
    С 1966 года – адвокат Иностранной юридической коллегии (Инюрколлегии). Вел дела, связанные с получением наследства из США, Канады, расторжением брака советских граждан с иностранцами, о разделе совместно нажитого имущества и др. С 1986 года – член МГКА.
    Ведет гражданские дела о наследовании, расторжении брака, разделе имущества, установлении усыновления (удочерения), оспаривании отцовства, жилищные, о защите авторских прав и др. В 1996 году по доверенности представлял интересы первого президента Российской Федерации в суде по гражданскому делу по жалобе бывшего мэра Владивостока.
    Является членом редакционной коллегии журнала "Домашний адвокат", в котором систематически публикует статьи по различным вопросам гражданского, жилищного права, брачно-семейных отношений, по ряду вопросов международного частного права и процесса.

Кредо: "Свобода состоит в том, чтобы зависеть только от законов".
Как гражданин и адвокат полностью разделяю взгляды Вольтера".



НАСЛЕДСТВО ХУДОЖНИКА

есколько лет назад в Москве умер известный не только в России, но и в мире художник А., оставивший значительное наследство.
В суд с иском к вдове П. о признании брака ее сына с ней недействительным обратилась мать художника Т. Она по совету так называемых друзей сына утверждала, что П., "вступая в брак, преследовала корыстные цели, не имела намерения создать семью, и об этом свидетельствуют обстоятельства их знакомства, поведение ответчицы до и после регистрации брака". В процессе слушания дела, а это длилось более двух лет, было допрошено более 20 свидетелей. Установлено, что художник А. и ответчица П. познакомились за три года до смерти А. Через год после знакомства стали жить одной семьей, а затем и зарегистрировали брак в органах загса. Вместе с ними проживала и воспитывалась несовершеннолетняя дочь художника от предыдущего брака. Иными словами, еще до регистрации брака создали семью, вели общее хозяйство, заботились друг о друге, воспитывали ребенка, проводили вместе свободное время. Суду было представлено множество фотографий, писем и прочих документов, подтверждающих эти обстоятельства. Об этом же говорили многие свидетели и даже со стороны истицы.
    Накануне смерти художника супруги поссорились, и П. уехала к своим родителям. А. умер в результате сердечного приступа, когда жены не было дома, хотя за несколько часов до трагедии они разговаривали по телефону.
    Понимая, что доказать "корыстные цели П. при вступлении в брак с А." не удается, истица, которая всегда находилась с ответчицей в неприязненных отношениях, представила дополнительное заявление, указав в нем, что А., "будучи психически больным человеком, мог (?!) в момент регистрации брака с П. находиться в таком состоянии, что не понимал значения своих действий". Никаких документальных доказательств того, что А. страдал психическим заболеванием, истица Т. не представила. Она лишь указала, что "сын страдал болезненной ранимостью, невероятно тяжело переживал обман со стороны людей, у него был тяжелый характер, часто бывал беспричинно раздражителен, критическая оценка своего состояния у него отсутствовала"... и по этим основаниям ходатайствовала о назначении посмертной судебно-психиатрической экспертизы.
    Адвокат Доморацкий, выступивший на стороне вдовы, утверждал, что никаких оснований, подкрепленных документально, для назначения такой экспертизы нет. Представил суду доказательства того, что А. на учете в психоневрологическом диспансере не состоял, никогда у психиатров не лечился. Незадолго до смерти он получил водительское удостоверение и охотничий билет. Мало того, за несколько лет до брака с П. художник А. заключил контракт на работу в США. Речь шла о рабочем гаранте, т. е. о предоставлении работнику права на въезд в США при условии его трудоустройства. С помощью своего работодателя А. получил в США статус иммигранта. Однако до его получения надо было пройти медицинское освидетельствование и собеседование в Службе иммиграции иностранцев (СИН). Основная цель этой процедуры – выяснить, не существует ли таких предусмотренных законом препятствий для иммигрирования в США, как например, СПИД, психические заболевания и пр. А. получил соответствующую справку о состоянии здоровья на основании обследования, после чего СИН выдала ему иммиграционный статус Green Card ("зеленую карту"), которая и была представлена суду вместе с соответствующими разъяснениями по иммиграционному законодательству США. Очевидно было, что медицинские учреждения США, проводившие обследования А., не установили у него психического заболевания. Суд, несмотря на это, назначил посмертную судебно-психиатрическую экспертизу, поручив ее проведение одному из авторитетных учреждений России, поставив следующие вопросы: страдал ли А. каким-либо душевным заболеванием в период регистрации барка с П., понимал ли А. значение своих действий и мог ли руководить ими в момент регистрации брака с П.? Эксперты, изучив все материалы гражданского дела, единодушно пришли к выводу, что дать ответы на вопросы суда не представляется возможным. В этой связи истица обратилась в суд с заявлением об отказе от своих исковых требований. Определением суда производство по делу было прекращено. Так была восстановлена справедливость.


© Домашний адвокат, Москва, 2017 г.
Email: gipromez06@rambler.ru
Разработка сайта:
ВебСервис Центр