А    Б    В    Г    Д    Е    З    И    К    Л    М    Н
П    Р    С    Т    Ф    Х    Ч    Ш    Щ    Ю    Я   
Rambler's Top100

Поиск по сайту:
Rambler's Top100
Яндекс цитирования



ГОФШТЕЙН АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ
    Адвокат, партнер адвокатского бюро "Падва и Партнеры" Московской городской коллегии адвокатов.
    Родился 19 ноября 1962 года в Москве. В 1979 году поступил на юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова. После его окончания принят в МГКА. Адвокатскую деятельность начинал в юридической консультации № 6 г. Москвы. Стажировался в юридических фирмах Sullivan & Worsester (США) и Patzak & Specht (Австрия).
    Сын известного российского адвоката Михаила Гофштейна, которого считает своим первым учителем. Эталоном адвокатского мастерства и отношения к профессии для него также является адвокат Генрих Падва.
    Вместе со своим патроном, Генрихом Падвой, защищал бывшего Председателя Верховного Совета СССР Анатолия Лукьянова по делу ГКЧП, Игоря Бушманова – по обвинению в убийстве отца Меня. Отстаивал в суде интересы заместителей губернаторов Московской и Курской областей, Красноярского края. Участвовал в известном процессе московского "Торггастронома" (1987 г.). Любимые увлечения: литература и спорт.

Кредо: "Не дать себя сломать!"



ОПРАВДАНИЕ ГЕРАКЛА

1998 году вместе со своим коллегой, адвокатом Сергеем Всеволодовичем Курицыным, Александр Михайлович защищал некоего Владимира К., который обвинялся в убийстве двух человек на Ленинском проспекте в Москве.
Обычно в преступлениях такого рода, квалифицируемых как заказное убийство, свидетели отсутствуют. Здесь они были. Адвокатов, правда, насторожило, что, во-первых, описания этих людей, каждое в отдельности, не совпадали между собой, а во-вторых, ни одно из описаний не совпадало с внешностью их подзащитного.
    Владимир К. долгое время занимался культуризмом, был ростом под 190 и по внешнему облику представлял собой современного Геракла. Свидетели же утверждали: убийца небольшого роста, кривоногий, сутулый. Они упомянули еще одну немаловажную деталь – на киллере была маска. Это вообще сводило на нет доказательную ценность опознания. Тем не менее, когда им показали Владимира К., все сказали - он!
    Следователь, отдавая себе отчет в том, что собранные доказательства хромают на обе ноги, прибегнул к помощи необычного для таких случаев средства – одорологической экспертизе. Собаке дали обнюхать куртку, потом – биологические образцы, изъятые у подозреваемого (Владимира задержали, по оперативным данным, через два месяца после выстрелов на Ленинском проспекте). Исполнив одорологическое "опознание", шавка тявкнула, и это дало основание эксперту записать: "Запах на куртке принадлежит обвиняемому".
    Следствие установило, что Владимир был знаком с погибшими, у них были хорошие отношения. И все. Никаких следов присутствия Владимира на месте преступления не было обнаружено. Куртка? Но ее могли и подбросить. Кроме того, на примерке Владимир не смог ее надеть – он носил одежду на несколько размеров больше.
    По этому делу был допущен еще ряд процессуальных нарушений. В таком виде дело направили в суд.
Одна из свидетельниц, дворничиха, заявила, что не знает подсудимого, затем, правда, как и на следствии, "опознала" его. По словам другой свидетельницы, жительницы этого микрорайона, оперуполномоченный показал ей кипу фотографий обвиняемого и сказал, что тот находится в соседней комнате. Она туда вошла и "опознала".
    Суд давал адвокатам возможность выяснять малейшие противоречия. И именно потому что суд себя так вел, казалось, он даст этим противоречиям надлежащую оценку. Адвокаты не без оснований надеялись – их подзащитного оправдают.
    Однако суд полностью проигнорировал очевидные доводы защиты и приговорил Владимира к 15 годам. Гофштейн и Курицын решили: пока будут работать адвокатами, не перестанут сражаться с этим приговором. Они, как юристы, не могли смириться с тем, что человек при таких вопиющих пробелах в доказательствах может быть осужден.
    Верховный Суд полностью согласился с их доводами и отменил приговор. В ходе доследования дело было прекращено. После двух лет отсидки в Бутырке Владимира оправдали.
    Неожиданным образом правота адвокатов в этом деле подтвердилась некоторое время спустя.
У Гофштейна похитили портфель с личными документами. На его обращение сотрудник милиции заявил: это висяк, а за регистрацию висяков их ругают. И предложил компромисс. Он составит протокол: обратившийся – друг хозяина угнанной утром машины (уже заведено уголовное дело), в которой находился и его портфель. На этом основании адвокату выдадут справки, необходимые для восстановления утраченных документов.
    Собравшись после такого предложения в прокуратуру, Гофштейн поинтересовался фамилией милиционера. Это был тот самый оперуполномоченный, что показывал фотографии свидетельнице по делу Владимира К. Гофштейн поинтересовался, что же тогда заставило второго свидетеля, жительницу микрорайона, "опознать" его подзащитного? "Ну ладно, чего греха таить", – согласился на позднее признание оперуполномоченный. В тот день, когда проводилось опознание, за какое-то хулиганство задержали сына жительницы микрорайона. В слезах она прибежала в милицию – помогите! Ей сказали: ты нам тоже. Так родилось это опознание.


© Домашний адвокат, Москва, 2017 г.
Email: gipromez06@rambler.ru
Разработка сайта:
ВебСервис Центр