А    Б    В    Г    Д    Е    З    И    К    Л    М    Н
П    Р    С    Т    Ф    Х    Ч    Ш    Щ    Ю    Я   
Rambler's Top100

Поиск по сайту:
Rambler's Top100
Яндекс цитирования



КАРМАНОВ ФЁДОР АЛЕКСАНДРОВИЧ

Контактная информация:
Тел.: (095) 281-47-64
Тел.: (095) 799-37-28
    Заместитель заведующего юридической консультацией № 94 (Москва) Межреспубликанской коллегии адвокатов.
    Родился в 1946 году в г. Магадане. В 1974 году окончил Всесоюзный юридический заочный институт. До адвокатуры, куда был принят в 1991 году, 15 лет проработал в юридической печати – редакция журнала "Российская юстиция", издательство "Юридическая литература". Имеет десятки публикаций в центральной печати. Составитель неоднократно переиздававшейся книги "Реабилитирован посмертно".
    Основная специализация – дела по защите чести, достоинства и деловой репутации в отношении средств массовой информации. Успешно провел дела: директора Дома-музея А. Блока в Шахматове Арзамасцева к редакции газеты "Московский комсомолец", бывшего председателя правления банка "Тюменский кредит", ныне председателя Российской партии пенсионеров Атрошенко к редакции газеты "Известия", академика Короткевича к редакции газеты "Мегаполис-экспресс" и телепередаче "Человек и закон". Добился оправдательных приговоров по уголовным делам Рыжковой, председателя "Кредпромбанка" (г. Ярославль), начальника ОВД "Дмитровский" (Москва) Морозова и другим.
    Судья третейского суда Ассоциации российских банков. Член Большого жюри Союза журналистов России.
    В 2002 году удостоен звания «Почетный адвокат России».
    Увлечения: бассейн и баня в кругу друзей-адвокатов.

Кредо: "Мудр не тот, кто думает, что все знает, а тот, кто понимает, что знает мало".





УКРОЩЕНИЕ СТРОПТИВОГО ДОЛЖНИКА

очти четыре года длилось расследование уголовного дела, возбужденного налоговыми органами по факту уклонения от уплаты налогов с организации в отношении ее генерального директора Ю.Н. Некрасова. Директору вменялось уклонение от уплаты налогов в размере 4 млн. долл. США и 38 млрд. неденоминированных рублей (со штрафными санкциями).
    Уголовное дело было возбуждено по выводам акта документальной проверки от 25 апреля 1997 года, проведенной ТГНИ-18 ВАО г. Москвы без учета реального состояния и правового регулирования деятельности акционерного общества (неправильно определены объект и налогооблагаемая база). Вместо договора комиссии, по которому работал Некрасов и должен был отчитаться, налоговиками было предложено сделать это совсем по другому основанию – по оплате товаров, работ, услуг, полученных авансом. Естественно, в этом случае он должен был бы уплатить НДС.
    Не согласившись с доводами проверяющих, Некрасов обратился с иском к налоговым органам в арбитражный суд, который вынес решение, где было прямо указано, что "ответчиком не доказано получение истцом авансовых платежей. Денежные средства были предоставлены для выполнения поручения по договору комиссии, имели целевое назначение, следовательно, применение ответчиком штрафных санкций за занижение НДС, несвоевременную уплату налога и непредоставление отчетов по НДС является неправомерным". Решение вступило в законную силу.
    Казалось бы, вопрос исчерпан. Но только не для полиции налоговых расследований. Против строптивого "должника" возбудили уголовное дело. Вещественные доказательства – драгоценные камни, требующие обработки, – на несколько лет запираются в сейф и опечатываются.
    Следствие не желает и слышать о том, что согласно ст. 28 УПК РСФСР все факты, установленные решением арбитражного суда, вступившим в законную силу, являются преюдициальными при рассмотрении других дел, в том числе уголовных, а отмена преюдиции возможна лишь с отменой решения арбитражного суда.
    Непонимание принципа преюдиции следователи оправдывали в этом случае оговоркой, имеющейся в ст. 28 УПК РСФСР: решение арбитражного суда, конечно, имеет для них значение, но "не в отношении виновности обвиняемого". Но как можно говорить о виновности Некрасова, если судебным решением установлено – такого события или действия, как уклонение от уплаты налогов, не существует? Причем решением арбитражного суда была перекрыта вся сумма вменяемого Некрасову уклонения.
    Следствие игнорировало не только принцип преюдиции, но и то обстоятельство, что в действиях Некрасова не было умысла на уклонение от уплаты налогов – он не мог сознавать общественную опасность своих действий, понимая, что законодатель не зря ввел в ГК РФ раздел "Договор комиссии", а отношения с контрагентом полностью соответствуют действующему в России законодательству. Некрасов, таким образом, не мог предвидеть вредных последствий своих действий, и в них, таким образом, вообще отсутствует субъективная сторона преступления, вменяемого ему, а следовательно, преступления в целом.
    Психологическая концепция вины требовала от следствия установить действительное субъективное отношение Некрасова к содеянному, а не определять его виновность по своему внутреннему убеждению в виде морального упрека, основанного на отрицательной оценке следствием личности Некрасова и его деяния.
    В конечном итоге защите удалось убедить следствие, что предмет спора не более чем сфера гражданско-правовых отношений и он должен решаться соответствующим порядком, что и сделал арбитражный суд. Тем более что Некрасов ввез, а не вывез из России 25 млн. долл. США, не скрывал, что работает на экспорт по договору комиссии и представил по этому договору все необходимые документы.
    Уголовное дело в отношении Некрасова следственными органами было прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.



ЧИТАЙТЕ НА НАШЕМ САЙТЕ ПУБЛИКАЦИИ ФЁДОРА КАРМАНОВА:

"Осторожно: Провокация"
раздел "Трибуна - Речи"


© Домашний адвокат, Москва, 2017 г.
Email: gipromez06@rambler.ru
Разработка сайта:
ВебСервис Центр