А    Б    В    Г    Д    Е    З    И    К    Л    М    Н
П    Р    С    Т    Ф    Х    Ч    Ш    Щ    Ю    Я   
Rambler's Top100

Поиск по сайту:
Rambler's Top100
Яндекс цитирования



ПРОХОРЕНКОВ ВЛАДИМИР ПЕТРОВИЧ
    Адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов.
    Родился в 1950 году. После службы в армии поступил на юридический факультет Ленинградского государственного университета. По распределению был направлен в Управление социального обеспечения Исполкома Ленсовета. Заведовал Василеостровским районным отделом социального обеспечения Ленинграда, избирался народным заседателем районного народного суда.
    Специализируется по уголовным и транспортным делам.
    Увлекается подводной охотой и живописью (окончил художественную школу имени И.К. Айвазовского в г. Феодосии).


Кредо: "В уголовном праве не бывает простых и одинаковых дел, как не существует двух одинаковых людей и одинаковых судеб".



ТРЕТИЙ КЛЮЧ

риехав на брега Невы, ранее дважды судимый Анатолий Баикин захотел повидать женщину, с которой встречался будучи еще студентом консерватории и которая, судя по материалам дела, родила от него дочь. С букетом роз и бутылкой шампанского направился он в гости. Увиденное, однако, его поразило: выбитые зубы у некогда красивой девушки, беспорядок в квартире, явно не равнодушный к спиртному ее муж... Когда игристое было выпито, хозяин квартиры предложил продолжить застолье. Сбегали в магазин. Вскоре хозяина, его фамилия была Шпагин, развезло. С бранью и кулаками набросился он на благоверную, которая стала взывать о помощи уже собравшегося уходить Баикина. Шпагин набросился на него с ножом. Баикин пытался вырвать его, хватаясь за лезвие, что позже подтвердила экспертиза. Когда же ему удалось это сделать, он, как полагает адвокат, в состоянии сильного душевного волнения нанес удар ножом Шпагину.
    Дальше в явке с повинной Баикин писал то, что вызвало большие сомнения у адвоката: "Убив Шпагина, я убил его жену". Если мотив убийства хозяина квартиры еще можно было как-то понять, то убийство Шпагиной объяснению не поддавалось. Вообще многое в этом деле требовало объяснений. Так, Баикин утверждал, что второе убийство совершил тем же ножом. Однако экспертиза показала, что орудия убийства были разными. Видимо, об этом же подумал и следователь, потому что Баикин на следствии "поправился": "Я вспомнил: нож, которым была убита Шпагина, я вынес на улицу и выкинул". Адвокат Прохоренков задался вопросом: почему один окровавленный нож Баикин оставляет в квартире, а другой уносит? И вообще, какая необходимость была менять орудие убийства?
    По протоколу осмотра места происшествия было видно, что квартиру перевернули сверху донизу. Обычно такое происходит при ограблении. Следователю Баикин объяснил это обстоятельство тем, что, мол, он искал простыню, дабы перебинтовать порезанные руки. У адвоката вновь возник вопрос: отчего же искал так долго, когда шкаф был полон белья? Зачем вывернуты ящики письменного стола? Выкинуты книги с книжных полок? Более того, как стало известно, покинув квартиру, Баикин сел в первый попавшийся поезд, и там проводница перебинтовала ему руки. Выходит, в квартире он их не перебинтовывал?
    Среди отпечатков пальцев, обнаруженных в квартире, было два, не принадлежащих никому из присутствовавших в тот роковой день. А еще были окурки сигарет, которые, как установило следствие, не курил ни Баикин (он вообще не курил), ни убитые. "За кадром" остались и два самых загадочных вопроса. Баикин утверждал, что, уходя, он захлопнул дверь. Но дверь, как выяснилось, не могла быть захлопнута. Она могла запираться только на ключ.
    Тут надо сказать, что накануне Шпагина продала небольшой загородный дом. Когда возвращалась после сделки с деньгами, неизвестные вырвали у нее сумочку и убежали. Однако деньги она, как женщина предусмотрительная, несла не в сумке, а спрятав на себе. В сумке же находились паспорт, разумеется, с указанием прописки, и ключи. Следователи считали, что происшедшее не имело прямого отношения к трагедии, адвокат считал иначе. Кто еще мог закрыть дверь на ключ, если один комплект нашли в квартире Шпагиных, второй был у дочери, а третий исчез при описанных обстоятельствах?
    По мнению защиты, Баикин явно додумал второе убийство. Баикин признался адвокату, что после нанесения ударов ножом у него наступило шоковое состояние, провал в памяти. Когда же он пришел в себя и увидел два трупа, то сам для себя решил, что, кроме него, совершить это никто не мог (хотя смутно припоминал, что видел какие-то глаза, смотрящие на него из-за занавески). На суде Баикин отказался от последнего слова. Но поскольку ранее дважды судимый признавался в двойном убийстве, он был приговорен к исключительной мере наказания.
    В Верховном Суде РСФСР, куда с кассационной жалобой обратился Прохоренков, отметили правильность его действий: в предыдущих процессах он излагал свои доводы не только устно, но и письменно. Исключительная мера была заменена десятью годами лишения свободы.


© Домашний адвокат, Москва, 2017 г.
Email: gipromez06@rambler.ru
Разработка сайта:
ВебСервис Центр