А    Б    В    Г    Д    Е    З    И    К    Л    М    Н
П    Р    С    Т    Ф    Х    Ч    Ш    Щ    Ю    Я   
Rambler's Top100

Поиск по сайту:
Rambler's Top100
Яндекс цитирования



ТАРАСОВ АНДРЕЙ СЕМЕНОВИЧ
    Заместитель управляющего партнера адвокатского бюро "Резник, Гагарин и Партнеры" Московской городской коллегии адовкатов. Один из самых известных адвокатов по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, прав потребителей.
    Родился в 1953 году в Тюмени. После службы в армии учился в Московском институте радиотехники, электроники и автоматики (вечернее отделение). В 1980 году окончил с отличием юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова. С 1981 года – в МГКА.
    Представлял интересы первого Президента России Б.Н. Ельцина (в течение 5 лет), членов правозащитного общества "Мемориал", редакции "Общей газеты", является адвокатом Валентины Терешковой. Осуществляет консультирование по правовым вопросам крупнейших предприятий страны.
    Участвовал в уголовных процессах по делам концерна "АНТ", Юрия Чурбанова – зятя Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И.Брежнева (добился прекращения уголовного дела в отношении первого замминистра МВД Узбекистана генерала Мухаммадиева).
    По делу об установлении отцовства (1990 г.) впервые в отечественном судопроизводстве инициировал проведение генно-дактилоскопической экспертизы.
    Один из разработчиков Закона "О защите прав потребителей". Относится к числу первых адвокатов, принимавших участие в формировании практики по данной категории дел.
    Член Московского клуба юристов – учредителя Высшей юридической премии "Фемида".
    Увлекается общей историей и историей российской адвокатуры.

Кредо: "Общество станет здоровее и свободнее, когда каждый его гражданин будет прислушиваться к мудрому предостережению Стефана Цвейга: "Человек проигрывает дважды: недоговаривая врачу и адвокату".





НЕСОСТОЯВШАЯСЯ ВИНДИКАЦИЯ

ри первоначальной приватизации на государственном предприятии – институте АО "Гипростекло" образовался ряд фирм. Путем различных комбинаций они завладели контрольным пакетом акций и, по сути, вынудили институт продать им свое здание. Затем фирмы, ставшие собственниками, дважды перепродавали здание, пока оно в конце концов не оказалось в руках четвертого приобретателя – АБ "Межкомбанк". Правомерность этой сделки 21 марта 1994 года подтвердил Фонд имущества Санкт-Петербурга.
    Однако в марте 1995 года суд признал: так как владение контрольным пакетом акций без согласия Антимонопольного комитета является нарушением законодательства, здание выбыло из собственности АО "Гипростекло" помимо его воли. На основании этого решения бывший собственник обратился в арбитражный суд с иском о возврате ему здания как незаконно отчужденного. Суд первой инстанции, отметив, что "Межкомбанк" – добросовестный приобретатель, тем не менее вынес постановление в пользу истца – здание полагалось вернуть АО "Гипростекло".
    АБ "Межкомбанк" с таким решением не согласился. Его поручение по ведению этого дела адвокат Тарасов получил в апелляционной инстанции арбитражного суда.
    Изучение всех обстоятельств привело Андрея Семеновича к выводу, что он имеет дело с иском о возврате собственнику вещи из незаконного владения – то есть виндикационным иском. Однако законом предусмотрено, что возвращению подлежит индивидуально определенная вещь, которая была утрачена. Оспариваемое же здание за время, когда им владел "Межкомбанк", претерпело значительные изменения. Новый собственник произвел существенную реконструкцию, вложив в нее 8 млн. долл. США, – сооружено подземное банковское хранилище, произведена перекладка кабелей, надстроен пятый этаж...
    Элементарная логика подсказывала адвокату ход дальнейших действий. Если ответчик – АБ "Межкомбанк", рассуждал Тарасов, признан добросовестным приобретателем (он действительно не знал о допущенных предыдущими владельцами здания нарушениях антимонопольного законодательства), то он был бы вправе предъявить встречный иск о возмещении ущерба, понесенного в связи с затратами на реконструкцию. Следующим шагом банка в обеспечение своего иска было бы требование наложения ареста на спорное здание (закон это предусматривает). Но где может взять 8 млн. долл. США на возмещение ущерба государственный проектный институт? Упрямство института, не подкрепленное должным образом с правовой точки зрения, дорого обошлось бы федеральному бюджету, на который легло бы (в случае проигрыша дела) бремя расплаты по возмещению ущерба за реконструкцию и за судебные издержки.
    Следование данной схеме защиты почти наверняка привело бы к удовлетворению иска АБ "Межкомбанк". Однако – и в этом не парадокс, а закономерность дальнейшего хода событий - Андрей Тарасов рассудил и поступил иначе. В результате реконструкции строение не только видоизменилось, но и приобрело иное функциональное назначение. Значит, в суде идет речь о совершенно другой вещи. Надо только подтвердить это фактами. На основании этого умозаключения он потребовал проведения экспертизы...
    Суд согласился с доводами Тарасова, и Санкт-Петербургская мэрия в лице управления государственной вневедомственной экспертизы представила акт, полностью подтверждающий предположения адвоката ответчика. Заключение экспертов гласило: "В результате реконструкции возник новый объект недвижимости". На основании экспертизы Тарасов делает вывод: здание уже не та вещь, с которой когда-то рассталось АО "Гипростекло", и следовательно, оно не подлежит возврату. А значит, и решение суда первой инстанции должно быть отменено.
    Апелляционная инстанция арбитражного суда полностью приняла позицию адвоката и удовлетворила исковое заявление АБ "Межкомбанк".
    В истории современной России это было одно из первых дел подобного рода и первое дело, получившее отражение в решениях арбитражного суда субъекта Федерации, а затем и Высшего Арбитражного Суда РФ.


© Домашний адвокат, Москва, 2017 г.
Email: gipromez06@rambler.ru
Разработка сайта:
ВебСервис Центр