Газета "Бизнес-Адвокат" содержание выпусков:
№№ 2004, 2003, 2002 гг.
Rambler's Top100

Поиск по сайту:

РЕКЛАМА

Rambler
Яндекс цитирования



ГАЗЕТА "БИЗНЕС АДВОКАТ" СТАТЬИ:

БА № 24, 2006 :: ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО ПОД «КОНТРОЛЕМ» АДВОКАТУРЫ
29 ноября 2006 г. Федеральная палата адвокатов РФ, Институт государства и права РАН и Фонд «Адвокатская инициатива» при участии Московской государственной юридической академии и Российской академии адвокатуры провели III ежегодную научно-практическую конференцию «Адвокатура. Государство. Общество».

В работе конференции приняли участие представители Государственной Думы Федерального Собрания РФ, Правительства РФ, Общественной палаты РФ, ФПА РФ, российских и зарубежных адвокатских образований, видные ученые-правоведы. Вел конференцию вице-президент ФПА РФ Юрий Сергеевич Пилипенко.
Основной задачей конференции Ю.С. Пилипенко назвал необходимость изучить отношения, существующие в настоящее время внутри треугольника «государство – общество – адвокатура», чтобы определить, насколько полно адвокатура выполняет свои функции одного из важнейших институтов гражданского общества и какие аспекты ее взаимодействия с государством наиболее значимы в этом плане.
«Все проблемы делятся на актуальные, мнимые и вечные, – сказал Генри Маркович Резник, президент Адвокатской палаты г. Москвы, член Общественной палаты. – Проблема отношений адвокатуры с государством и обществом – вечная: меняются режимы, главы государств, общество, но проблема остается».
По мнению Тамары Георгиевны Морщаковой, судьи Конституционного Суда РФ в отставке, самая главная задача конференции – синтезировать все то, что вырабатывает юридическая наука и практика: обобщение юридической практики адвокатуры ведет к научному осмыслению проблем современного законодательства.
Андрей Владимирович Яцкин, полномочный представитель Правительства РФ в Совете Федерации, выразил уверенность, что конференция откроет новые пути совершенствования законодательства.
В центре обсуждения была правовая ситуация в стране, и прежде всего принятие Государственной Думой в первом чтении поправок в Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре).
Григорий Петрович Ивлиев, начальник Правового управления Аппарата Государственной Думы, заверил собравшихся, что сформулированные на конференции выводы и предложения относительно изменений в законодательстве об адвокатуре будут иметь значение для определения позиции Правового управления по этим вопросам. Мнения юристов Государственной Думы и адвокатов, сказал он, совпадают, в частности, в следующем: введение в Закон об адвокатуре дополнительных ограничений видов деятельности, которой может заниматься адвокат (запрет заниматься предпринимательской, а также любой, кроме адвокатской, оплачиваемой деятельностью, устанавливаемый новой редакцией п. 1 ст. 2 Закона об адвокатуре), вряд ли усилит охрану прав и интересов граждан, защиту которых осуществляет адвокат; при решении вопроса о прекращении статуса адвоката роль адвокатской палаты должна быть основной; бесплатная юридическая помощь должна оказываться адвокатским сообществом, как наиболее подготовленным к этой деятельности в профессиональном плане.
У адвокатов, сказал Г.М. Резник, возникает вопрос о том, как новая редакция п. 1 ст. 2 Закона об адвокатуре соотносится с ограничениями, установленными п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката от 31 января 2003 г. (в ред. от 8 апреля 2005 г.; далее – Кодекс), согласно которому адвокат не вправе:
– заниматься оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг;
– вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги либо участвовать в организациях, оказывающих юридические услуги;
– принимать поручение на выполнение функций органов управления доверителя – юридического лица по распоряжению имуществом и правами последнего.
Поскольку Кодекс содержит перечисленные ограничения, касающиеся предпринимательской деятельности, норма Закона об адвокатуре должна определять условия, обеспечивающие независимость адвоката как профессионального советника по правовым вопросам. Эти условия установлены действующей редакцией п. 1 ст. 2 Закона об адвокатуре, в соответствии с которой адвокат не вправе «вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности».
Г.М. Резник считает, что принятые в первом чтении поправки бросают вызов адвокатуре, поскольку представляют собой попытку поставить ее в зависимость от государства. Адвокатура, как инструмент построения гражданского общества, должна сохранять независимость, причем не только от государства, но и от самого общества: «Гримасы власти бывают непривлекательны, но гримасы общества бывают невыносимы».
«Во всем мире адвокатура существует для того, чтобы контролировать, как государство защищает интересы общества», – сказал С.А. Мальфанов, президент Адвокатской палаты Орловской области. Сейчас существуют гарантии независимости адвокатов. Поправки в Закон об адвокатуре предоставляют чиновникам возможность действовать субъективно и угрожать адвокатам лишением статуса. Если эти поправки будут приняты, адвокаты утратят независимость и усилится коррупция, т. е. пострадают интересы и общества, и государства. Эти поправки выгодны только «той коррумпированной части государственного аппарата, которой мешает независимая адвокатура».
Гасан Борисович Мирзоев, президент Гильдии российских адвокатов, ректор Российской академии адвокатуры, член Общественной палаты, охарактеризовал происходящее как «попытку огосударствления адвокатуры». Он считает необходимым провести общественную экспертизу законопроекта, который находится в Государственной Думе, поскольку адвокатам, несмотря на то, что их позиции очень сильны, пока не удается решить вопрос независимости от государства (об этом свидетельствует, например, то обстоятельство, что эксперимент по созданию государственной системы оказания бесплатной юридической помощи малоимущим поддерживают главы всех субъектов РФ, где он проводится, кроме Московской области).
Алексей Павлович Галоганов, вице-президент ФПА РФ, президент Адвокатской палаты Московской области, подчеркнул: законодательство об адвокатуре должно меняться таким образом, чтобы не нарушался баланс взаимоотношений адвокатуры и государства. Нарушение этого баланса неизбежно ведет к нарушению прав человека, поскольку адвокатура в настоящее время является единственным законодательно признанным институтом гражданского общества.
Обязанность защищать права и свободы граждан возложена на адвокатуру не государством, а в силу прямого действия ст. 1 «Правовое государство» и ст. 48 «Обеспечение квалифицированной юридической помощи» Конституции РФ. В Конституции РФ адвокатура упоминается в ч. 2 ст. 48 («каждый задержанный, заключенный под стражу обвиняемый в совершении преступления» может пользоваться помощью адвоката (защитника) и п. «л» ч. 1 ст. 72 (в совместном ведении Российской Федерации и субъектов РФ находятся «кадры судебных и правоохранительных органов; адвокатура и нотариат»). По мнению ФПА РФ, «общие положения о месте адвокатуры в системе государственных и общественных институтов, механизме судебной защиты (ч. 1 ст. 46 Конституции РФ) и об обеспечении квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ) следовало бы увязать с деятельностью и предназначением адвокатуры».
Адвокатура занимает центральное место среди органов, призванных обеспечивать в России правовую помощь и защиту человека. «Однако именно в деятельности отечественной адвокатуры наиболее отчетливо проявляется разрыв между тем, что провозглашает закон в области защиты прав граждан, и тем, что граждане реально имеют. Этот разрыв негативно сказывается на общей защищенности большинства лиц, нуждающихся в юридической помощи», – считает А.П. Галоганов.
Касаясь правозащитной функции адвокатуры, Андрей Геннадиевич Лисицын-Светланов, директор Института государства и права РАН, отметил, что в условиях глобализации общества деятельность адвокатуры не ограничивается рамками национального права и правовые системы различных государств активно взаимодействуют. Несмотря на то что правовые системы европейских государств не содержат положений, противоречащих ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, правоприменительная практика свидетельствует, что не все решения судов по этим вопросам соответствуют ей. Определенный уровень взаимодействия правовых и судебных систем разных государств обеспечивает Европейский Суд по правам человека, однако он не способен полностью решить проблему взаимодействия правовых систем России и стран – членов Евросоюза, что может привести к правовой изоляции России.
Процесс интернационализации права открывает адвокатам хорошие перспективы для серьезной аргументации юридической позиции путем привлечения понятий и норм, утвердившихся в иных системах права, сказал Валерий Васильевич Лазарев, заместитель председателя Научно-консультативного совета ФПА РФ, причем сегодня есть возможность настаивать на применении норм международного права, ориентироваться на принципы международного права, международную практику.
Российские адвокаты используют общепризнанные принципы и нормы международного права, в частности, при оспаривании нормативных правовых актов в Конституционном Суде РФ; в делах, связанных с защитой прав и свобод человека, в Конституционном Суде РФ и ЕСПЧ; при оказании правовой помощи бизнесу (при подготовке документов, консультировании дел с участием иностранных компаний). Однако необходимо учитывать, что положения, отражающие принципы и нормы международного права, должны быть адекватно реализованы в правоприменительной деятельности.
В.В. Лазарев назвал не бесспорным мнение, согласно которому общепризнанные принципы и нормы международного права являются частью федерального права России и функционируют именно в этом качестве и соответственно ратифицированные, вступившие для России в силу и должным образом опубликованные международные договоры также являются частью федерального законодательства России. Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы», а не системы права, т. е. речь идет об их реализации и внедрении в систему законодательства РФ. «Отдавая приоритет принципам национальной системы права, необходимо видеть, что в разных отраслях права свои принципы, в том числе и по поводу воплощения, места норм международного права», – считает В.В. Лазарев.
Однако Т.Г. Морщакова не согласилась с такой интерпретацией соотношения норм национального и наднационального права, сославшись на ч. 1 ст. 17 Конституции РФ, которая гласит: «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией». «В Конституции РФ принципы и нормы международного права поставлены на первое место, и это положение не может быть принесено в жертву никому и ничему», – утверждает она. В связи с этим толкования Конвенции о защите прав человека и основных свобод, данные ЕСПЧ, являются обязательными для России.
Т.Г. Морщакова отметила, что в настоящее время помимо традиционного появилось и новое понимание суверенитета: во-первых, признается объединенный суверенитет (в случае, когда суверенные государства объединяются для решения общих задач); во-вторых, конституционное регулирование существует как многоуровневое (не только на национальном, но и на наднациональном уровне). В современном международном сообществе высшая ценность – человек и его достоинство, и в сфере защиты прав человека нормы российского права абсолютно совпадают с международными, поэтому «в дискуссию о защите национальных и наднациональных прав и свобод не нужно привносить идеи национального суверенитета России».
Весьма интересным было выступление Татьяны Николаевны Москальковой, заместителя начальника Правового департамента МВД России. Она рассказала о проблемах совершенствования уголовно-процессуального законодательства, которые были поставлены Президентом РФ на совещании руководителей правоохранительных органов (в частности, необходимо внести изменения в положения УПК РФ, регулирующие возбуждение уголовного дела, приостановление уголовного дела в связи с уклонением подозреваемого от следствия). Т.Н. Москалькова предложила корпорации адвокатов провести совместное исследование этих проблем.
Обратив внимание собравшихся на то, что конференция приобретает международный характер, Ю.С. Пилипенко представил иностранных участников, среди которых были в основном адвокаты бизнеса. Он заметил, что адвокатской деятельности свойствен дуализм: адвокат выполняет социальную миссию независимого юридического консультанта, но в то же время, как представитель любой другой свободной профессии, заботится о хлебе насущном. Ю.С. Пилипенко предложил участникам конференции ответить на вопрос о соотношении духовного и материального в адвокатской профессии. В связи с этим обсуждение вопроса о соотношении адвокатской деятельности и предпринимательства продолжилось, но уже в ином аспекте.
Как полагают многие адвокаты, декларирование того, что их деятельность не является предпринимательской, поскольку ее назначение – не извлечение прибыли, а оказание правовой помощи, защищает корпорацию от проблем во взаимоотношениях с государством. Однако, по мнению ряда членов адвокатского сообщества, законодательство РФ не обеспечивает деятельности тех адвокатов, которые специализируются на правовой помощи бизнесу, и в Закон об адвокатуре нужно внести поправки, которые учитывали бы нужды этой части корпорации (предлагается установить, что каждый юрист, который хочет оказывать услуги неопределенному кругу лиц, должен быть адвокатом; выделить такую организационно-правовую форму адвокатского образования, как юридическая фирма; предусмотреть возможность найма адвоката в фирму (бюро) по алгоритму, заложенному в Законе об оценочной деятельности; предоставить адвокатской фирме (бюро) полные права юридического лица с возможностью заключения от его имени договора с клиентом).
По мнению Г.М. Резника, «если адвокатская деятельность будет признана предпринимательской, это будет означать конец адвокатуры. Это полностью противоречит самой природе адвокатской деятельности» (например, не могут быть установлены доверительные отношения между клиентом и юридическим лицом). Г.М. Резник считает, что «бизнес-коллеги не продумали проблемы, которые перед ними стоят», и в предложении приравнять адвоката к предпринимателю видит опасность, а не способ защиты интересов бизнес-адвокатуры. По уровню правового регулирования вопросов, связанных с деятельностью адвокатуры, Россия намного опережает многие европейские страны, и в Закон об адвокатуре, который признан одним из лучших в Европе, не нужно вносить никаких изменений.
Несколько иной точки зрения придерживается Геннадий Константинович Шаров, член Совета ФПА РФ. В настоящее время происходит хаотичное увеличение субъектов оказания правовой помощи, а поскольку лицензирование коммерческой деятельности по оказанию юридических услуг отменено, заниматься такой деятельностью может по существу любой предприниматель. На рынке оказания юридических услуг сложилась парадоксальная ситуация: регулируется деятельность лишь тех, кто получил статус адвоката и добровольно вступил в члены адвокатской палаты, а деятельность всех прочих физических и юридических лиц по оказанию платных юридических услуг практически ничем не регулируется.
Кроме монопольного права на защиту по уголовным делам, декларативного права на сбор сведений, предметов и документов, спорных налоговых льгот и сомнительного иммунитета адвокаты не имеют убедительных преимуществ по сравнению с лицами, осуществляющими коммерческую деятельность по оказанию юридической помощи. Постановлением Конституционного Суда РФ от 16 июля 2004 г. № 15-П признана неконституционной норма АПК РФ, которая устанавливала, что представителями организаций в арбитражном процессе могут быть лишь адвокаты и штатные работники этих организаций. Таким образом, существующее законодательство об адвокатуре делает адвокатов неконкурентоспособными в оказании правовой помощи бизнесу, а значит, российские адвокаты будут постепенно вытеснены с этого большого, перспективного и наиболее платежеспособного сектора рынка.
«Целесообразно нам самим озаботиться разработкой концепции регулирования всего рынка юридических услуг, действуя по принципу: если с чем-то невозможно бороться, это надо возглавить», – предложил Г.К. Шаров. Прежде всего необходимо четко определить, что входит в понятие юридической помощи (услуг), выявить основные виды, формы и методы, определить предмет и объект такой помощи.
Положение адвокатуры на рынке юридических услуг, по его мнению, еще более усложнится в связи со вступлением России в ВТО. Международные аудиторско-консалтинговые фирмы уже давно и успешно осваивают не защищенный от экспансии российский рынок: представители крупного и среднего бизнеса предпочитают пользоваться их услугами. Вступление в ВТО предполагает, что все участники рынка будут поставлены в равные условия (в отношении налогообложения, доступа к клиентам и т. д.), а это неизбежно приведет к усилению экспансии иностранных компаний. Не исключено, что в результате российская адвокатура потеряет крупных и средних бизнес-клиентов.
При этом, как отметил Г.К. Шаров, у адвокатуры появляются конкуренты и на рынке оказания правовой помощи малообеспеченным клиентам: еще в 1999 г. МНС России начало эксперимент по организации территориальных консультационных пунктов по налоговому консультированию при государственных налоговых инспекциях, а Минюст России с 1 января 2006 г. проводит эксперимент по созданию государственной системы оказания бесплатной юридической помощи малоимущим.
Юлия Сергеевна Меркулова, адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов, не разделяет опасений по поводу вступления России в ВТО: международные аудиторско-консалинговые компании, работающие в России, предпочитают привлекать на российский рынок иностранных инвесторов и обслуживать их. Российской клиентурой они интересуются мало, причем консультируют преимущественно по вопросам, не касающимся судебных дел, поскольку в каждом случае главную задачу видят в том, чтобы не допустить судебного разбирательства (их сотрудники часто выполняют по существу функции медиаторов). По мнению Ю.С. Меркуловой, для того чтобы не терять клиентов, адвокатам необходимо постоянно повышать квалификацию: «Почему прижились налоговые консультации, созданные ФНС России? Потому что адвокаты не хотят изучать налоговое и бюджетное законодательство!»
Итогом дискуссии стала убедительная победа сторонников мнения о том, что нравственные критерии в адвокатской профессии должны превалировать над материальными. «Счет в пользу сторонников духовности над телесностью – 5:2», – конститировал Ю.С. Пилипенко.
Весьма важный вопрос – о взаимоотношениях адвокатуры со средствами массовой информации – затронул Александр Александрович Глисков, адвокат Адвокатской палаты Красноярского края. «Учитывая степень государственного вмешательства в деятельность СМИ, которая существует сегодня, – сказал он, – рискну предположить, что создание негативного образа адвокатуры – это часть государственной политики. На фоне столь убогих представлений об адвокатах, которые навязываются сегодня массам, крайне легко проводить всевозможные реформы, начиная с создания государственных юридических бюро и заканчивая отменой налоговых льгот для адвокатов». Необходимо исправить ситуацию, выстроив информационную политику таким образом, чтобы убедить общество: только адвокаты способны оказать квалифицированную юридическую помощь.

Мария ПЕТЕЛИНА,
специальный корреспондент «БА»




СЛЕДУЮЩИЕ СТАТЬИ "БА":

БА № 24, 2006 :: УЧАСТЬ ОБЩЕСТВА – В РУКАХ БЕЗУЧАСТНОГО УЧАСТНИКА?
БА № 24, 2006 :: ЖАН ПОЛЬ КОСТА – УМЕРЕННОСТЬ И АККУРАТНОСТЬ
БА № 24, 2006 :: СУДЬБУ «ГОНОРАРА УСПЕХА» РЕШИТ КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД
БА № 24, 2006 :: СПОРЫ ОБ ИНТЕРЕСАХ ПРИВОДЯТ К ЗАБАСТОВКАМ
БА № 23, 2006 :: ЧТО-ТО БЫЛО НЕДАВНО. ЧТО-ТО БЫЛО ДАВНО
БА № 23, 2006 :: АДВОКАТУРА В КОЛЬЦЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ ИНИЦИАТИВ
БА № 23, 2006 :: АДВОКАТСКИЙ БИЗНЕС НА РЫНКЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ
БА № 23, 2006 :: ЗАГОВОР ПРОТИВ СЕБЯ?
БА № 23, 2006 :: НАЛОГОВОЕ АДМИНИСТРИРОВАНИЕ ДЛЯ АДВОКАТОВ
БА № 23, 2006 :: ДОБРОСОВЕСТНЫЙ ПРИОБРЕТАТЕЛЬ ДЛЯ РЕСТИТУЦИИ НЕ ПОМЕХА?
БА № 22, 2006 :: АДВОКАТУРА ВО ФРАНЦИИ
БА № 22, 2006 :: ПЕНСИЯ В НАСЛЕДСТВО
БА № 22, 2006 :: ВОКРУГ ПАЛЬЦА ЧЕРЕЗ ТРАСТ
БА № 22, 2006 :: ВАКУУМ ВЛАСТИ В АДВОКАТУРЕ ЗАПОЛНЯТ ЧИНОВНИКИ
БА № 22, 2006 :: СПОР ПО НОРМАТИВНЫМ АКТАМ, УТРАТИВШИМ СИЛУ
БА № 22, 2006 :: ПОПРАВКИ С ЗАПАСОМ
БА № 22, 2006 :: КОМПЕНСАЦИЯ РЕПУТАЦИОННОГО ВРЕДА: ТОРГ НЕУМЕСТЕН
БА № 21, 2006 :: АМЕРИКАНЦЫ ДОВЕРЯЮТ АДВОКАТАМ МЕНЬШЕ, ЧЕМ ПРЕЗИДЕНТУ БУШУ
БА № 21, 2006 :: СМОЖЕТ ЛИ БИЗНЕС-АДВОКАТУРА ВЫЙТИ ИЗ ТЕНИ?
Еще статьи »

Любой из материалов, опубликованных на этом сервере, не может быть воспроизведен в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.


© Домашний адвокат, Москва, 2011 г.
Email: info@bestlawyers.ru
Разработка сайта:
ВебСервис Центр