Газета "Бизнес-Адвокат" содержание выпусков:
№№ 2004, 2003, 2002 гг.
Rambler's Top100

Поиск по сайту:

РЕКЛАМА

Rambler
Яндекс цитирования



ГАЗЕТА "БИЗНЕС АДВОКАТ" СТАТЬИ:

БА № 24, 2006 :: СУДЬБУ «ГОНОРАРА УСПЕХА» РЕШИТ КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД
29 ноября 2006 г. Конституционный Суд РФ рассматривал дело о проверке конституционности п. 1 ст. 779 и п. 1 ст. 781 Гражданского кодекса РФ. Поводом к рассмотрению явились жалобы адвоката В.В. Макеева и ООО «Агентство корпоративной безопасности» на отказ арбитражных судов взыскать с их доверителей суммы так называемого «гонорара успеха». При этом суды руководствовались обжалуемыми нормами и разъяснением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ.

В 1998 г. из Управления делами Президента РФ в юридическую консультацию Московской городской коллегии адвокатов (далее – Коллегия) поступило персональное обращение к адвокату В.В. Макееву с просьбой оказать юридическую помощь – подготовить и провести дела по трем искам в арбитражном суде. Коллегия заключила договор о правовом обслуживании, согласно которому гонорар составлял около 1 137 000 долл. США, и поручила адвокату представлять интересы обратившихся доверителей. Все три иска благодаря правильно избранной позиции и аргументации адвоката суд удовлетворил. Однако «благодарные клиенты», перечислив Коллегии 400 000 долл. США, от уплаты остальной части гонорара отказались.
Коллегия обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с требованием о взыскании задолженности по договору (адвокат был привлечен в качестве третьего лица). Рассмотрев дело в первой инстанции, суд удовлетворил иск полностью. Апелляционная инстанция решение отменила и в иске отказала. Федеральный арбитражный суд Московского округа апелляционное постановление отменил и своим кассационным постановлением оставил решение суда первой инстанции в силе. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ все «положительные» решения отменил и оставил в силе отказ апелляционной инстанции. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ пришел к выводу о том, что между сторонами был заключен договор возмездного оказания услуг, который регулируется п. 1 ст. 779 и п. 1 ст. 781 ГК РФ, а получение гонорара поставлено в зависимость от принятия в будущем судебных актов, что, по мнению высшей арбитражной инстанции, противоречит природе правоотношений, возникающих из договора возмездного оказания услуг.
Сходная ситуация сложилась и у ООО «Агентство корпоративной безопасности» (далее – Агентство) в отношениях с его доверителем – Администрацией ЗАТО «Восход». В соответствии с заключенным в 2004 г. договором возмездного оказания услуг юристы Агентства обязались провести в суде дело о взыскании в пользу доверителя инвестиционных отчислений. Размер вознаграждения поверенного составлял 60 000 руб. плюс «гонорар успеха» – 3% от «выигранной» суммы. Дело в Арбитражном суде Московской области юристы Агентства выиграли. Но доверитель, согласившись с самим успехом, оплатить его материальную составляющую в сумме около 2 800 000 руб. отказался.
На этот раз Арбитражный суд г. Москвы, памятуя о преподанном вышестоящей инстанцией уроке, в удовлетворении исковых требований Агентства о взыскании с доверителя «гонорара успеха» и суммы процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ) в размере около 1 млн руб. отказал, поскольку условие договора, ставящее размер, а равно и обязанность оплаты услуг в зависимость от решения суда, которое будет принято в будущем, «противоречит природе правоотношений, возникающих из договора возмездного оказания услуг».
Таким образом, позиция судов сводится к двум тезисам: 1) оплачена должна быть фактически выполненная юристом работа, «премиальных» закон не предусматривает; 2) порядок и размер оплаты не могут зависеть от судебного решения – ни от сроков его вынесения, ни от того, в пользу какой из сторон по делу оно вынесено.
Итак, круг, именуемый единством судебной практики, замкнулся, и из него «гонорару успеха» пока не выбраться. Но, как учит нас русская литература, в любом круге всегда можно отыскать брешь. А уж кто ею воспользуется, должна решить высшая судебная инстанция.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

В Информационном письме от 29 сентября 1999 г. № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг» Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ разъяснил нижестоящим судам, что «не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. В этом случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном ст. 424 ГК РФ, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности)». К такому выводу Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ пришел, проанализировав и истолковав нормы п. 1 ст. 779 и п. 1 ст. 781 ГК РФ.
Данное толкование привело в замешательство не только практикующих корпоративных юристов, но и адвокатов. Особенно негодовали адвокаты, поскольку в основном именно к ним обращаются далеко не состоятельные граждане, которые не всегда могут авансировать предстоящую работу адвоката, но зато готовы поделиться любыми процентами от «выигранной» суммы. Допустим, жил человек на одну зарплату, едва сводил концы с концами, и вдруг новость – миллионное наследство (квартира, дача, земельный участок, банковский вклад, автомобиль и т. д.). Только вот незадача: мало того, что срок для принятия наследства пропущен (ну не знал внук о существовании богатой бабушки!), да еще невесть откуда родственнички слетелись, долю норовят оттяпать. Тут без адвоката никак не обойтись. Порекомендовали такого, дай бог ему здоровья, который согласился с гонораром подождать до вынесения решения. Ну и стимул не последнее дело, прикинул наследник: землю... то бишь законы рыть будет, но спор выиграет – как-никак заинтересован в положительном исходе...
Так или иначе «гонорар успеха» стал обычаем делового оборота, а условие о нем – неотъемлемой частью соглашения об оказании юридической помощи. Пока не появилось на свет незатейливое наставление высшего арбитражного судебного органа, к которому прислушались и судьи судов общей юрисдикции. Благо требование процессуальных законов о необходимости исходить из принципа разумности давало неограниченный простор судейскому усмотрению. Известны случаи, когда судьи с калькулятором наперевес скрупулезно высчитывали, какой же процент от цены иска составляют заявленные расходы «по оплате помощи адвоката (представителя)». Ах, больше 5 процентов! Ни-ни, это неразумно... Да и высшие инстанции не велят.
Законодатель Федеральным законом от 30 ноября 1995 г. № 189-ФЗ (утратил силу с 1 июдя 2003 г.) конкретную норму ст. 91 ГПК РСФСР 1964 г. о том, что «стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает с другой стороны расходы по оплате помощи адвоката, участвовавшего в деле, в размере до 5 процентов от удовлетворенной части исковых требований или от части исковых требований, в которой судом отказано, но не свыше установленной таксы», заменил расплывчатым «принципом разумности». (В настоящее время согласно ч. 1 ст. 100 ГПК РФ услуги представителя оплачиваются «в разумных пределах». – Прим. ред.). А тут еще и письмо Высшего Арбитражного Суда РФ подоспело.

СУТЬ ПРОБЛЕМЫ

По мнению заявителей – адвоката В.В. Макеева и Агентства, нормы п. 1 ст. 779 и п. 1 ст. 781 ГК РФ, позволяющие правоприменителю отказывать во взыскании «гонорара успеха», не соответствуют ряду положений Конституции РФ.
Между тем – да простят меня коллеги! – представляется, что «собака зарыта» не в самих нормах, а в смысле, который им придают правоприменители, т. е. в толковании этих норм.
Проблема возникла из-за отсутствия в действующем законодательстве – даже в специальном Федеральном законе от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (в ред. от 20 декабря 2004 г.; далее – Закон об адвокатуре) – правил, устанавливающих порядок оплаты столь специфической деятельности, как оказание юридической помощи, которая, что уже неоднократно разъяснял налоговым органам Конституционный Суд РФ, услугой по сути не является. (Кодекс профессиональной этики адвоката от 31 января 2003 г. (в ред. от 8 апреля 2005 г.), допускающий «гонорар успеха», – всего лишь внутрикорпоративный локальный акт.)
В отличие от оплаты бытовых услуг (парикмахерских, медицинских и т. п.), которые потребляются в процессе их оказания, оплата юридической (адвокатской) деятельности не может быть рассчитана по бухгалтерским канонам. Можно оценить печатание текста искового заявления, но как оценить использованные при его составлении знания, полученные не только в институте, но и на практике? Как оценить мыслительный процесс, который рамками рабочего времени не охватывается и порой даже становится причиной бессонницы? Как оценить время, затраченное на штудирование и уже имеющейся, и постоянно приобретаемой дорогостоящей (!) юридической литературы (трудов юристов, комментированных кодексов и отдельных законов, прессы (чтобы вовремя отследить текущие изменения в законодательстве, которым несть числа) и «вылавливание» для каждого конкретного случая нужных ссылок? При этом не грех подумать и о содержании себя лично и своей семьи, и о том, чтобы достойно выглядеть. А что ожидает в старости адвоката, в соответствии с законодательством относящегося к категории самозанятых граждан, за которых работодатель не платит взносов в Пенсионный фонд РФ? Минимальная пенсия – такая же, как у неработающей домохозяйки? Спасибо! Раз уж государство, будучи правовым и социальным, уклонилось от адекватного пенсионного обеспечения адвокатов, позвольте, господа, обеспечить старость за счет гонораров... И «гонорар успеха» в отсутствие правового регулирования – мера почти адекватная, которая хоть в некоторой степени компенсирует трудовые затраты.

СУДЕБНОЕ
РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

Заседание Первой палаты Конституционного Суда РФ под председательством судьи Н.С. Бондаря (судья-докладчик – А.Н. Кононов) проходило в весьма благожелательной и, я бы сказал, интеллигентной обстановке, в которой органично выглядела тактичная настойчивость и тонкая ирония Высокого Ареопага. (В скобках замечу, что на протяжении всего заседания Конституционного Суда РФ невольно напрашивались сравнения с «народными» судами общей юрисдикции – с их ором, хамством и грубостью судей, а особенно секретарей. В одном из судов, к примеру, секретарь одного из судей, тоном тюремного надзирателя чеканя каждое слово, предлагает гражданам, ожидающим в коридоре, предъявить документы: «Сдаем паспорта! Заходим!» Разве что руки за спину не заводят... С трудом верится, что судья из-за приоткрытой двери этого безобразия не слышит. Что ж, растет смена?) Понятно, что и уровни судей разные, и осознание таких понятий, как авторитет судебной власти и ее публичное поведение, различное. И все же, все же, все же...
Суд терпеливо выслушал заявителей, позиции которых сводились:
– к принципу свободы договора и вытекающему из него незапрещению определять порядок оплаты по обоюдному согласию сторон договора, «постольку, поскольку иное не предусмотрено законом»;
– к недопустимости смешения договора поручения с договором оказания возмездных услуг, поскольку последнее предполагает материальный результат;
– к некорректности ссылки судов на ст. 424 ГК РФ, содержащую «механизм» определения цены договора, согласно которому «исполнение должно быть оплачено по цене, которая в сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги» (некорректность заключается в следующем: во-первых, несопоставимы объемы и суммы оплаты юридических услуг в различных регионах страны (в отличие, например, от объемов и сумм оплаты образовательных услуг); во-вторых, для того, чтобы установить в соответствии с законом «сравнимые обстоятельства», придется раскрывать содержание соглашения с клиентом, что прямо запрещено законом, поскольку условия соглашения являются конфиденциальными и никто – даже судья! – не имеет права в него заглядывать);
– к ссылке на ч. 3 ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката, хотя и предписывающую адвокату воздерживаться от включения в соглашение условия, в соответствии с которым выплата вознаграждения ставится в зависимость от результата дела, но не распространяющую этот запрет на имущественные споры, по которым вознаграждение может определяться пропорционально к цене иска в случае успешного завершения дела;
– наконец, к недопустимости нарушения конституционных принципов: свободы распоряжаться своими способностями, права на вознаграждение, запрета на ограничение прав и свобод гражданина, не отвечающего целям, указанным в ст. 55 Конституции РФ (скажите на милость, чем гонорар успеха угрожает «основам конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечению обороны страны и безопасности государства»?).
Судьи настойчиво просили адвокатов заявителей ответить на вопросы: нарушены ли положения закона, или, может быть, права заявителей нарушены толкованием закона? Нет, отвечали адвокаты, сам закон не соответствует Конституции РФ, поскольку позволяет судьям делать те выводы, которые они сделали.
Настала очередь выступить «лицу, подписавшему закон», – представителю Государственной Думы Федерального собрания РФ Е.Б. Мизулиной, которая, анализируя законодательство, пришла к выводу, что сам по себе закон Конституции РФ не противоречит. Елена Борисовна обратила внимание на то, что первоначально Закон об адвокатуре, предусматривал два вида договора – договор поручения и договор возмездного оказания услуг; позже законодатель специально ушел от конкретики, предоставив адвокатам самим решать, какой договор им заключать. Главное указание, содержащееся в Законе об адвокатуре, состоит в том, что соглашение об оказании юридической помощи представляет собой гражданско-правовой договор. Кроме того, договор поручения не исключает возмездности (сигнал адвокатам! – Прим. авт.).
Выслушав заявителей и представителей Совета Федерации Федерального Собрания РФ, Администрации Президента РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, Министерства юстиции РФ, Федеральной палаты адвокатов РФ (адвокат К.И. Скловский), а также экспертов, Суд удалился в совещательную комнату. (К моменту сдачи номера в печать результат судебного рассмотрения не был объявлен. С решением Конституционного Суда РФ по данному делу мы познакомим читателей в одном из ближайших номеров. – Прим. ред.)

Григорий АРУТЮНЯН,
адвокат





СЛЕДУЮЩИЕ СТАТЬИ "БА":

БА № 24, 2006 :: УЧАСТЬ ОБЩЕСТВА – В РУКАХ БЕЗУЧАСТНОГО УЧАСТНИКА?
БА № 24, 2006 :: ЖАН ПОЛЬ КОСТА – УМЕРЕННОСТЬ И АККУРАТНОСТЬ
БА № 24, 2006 :: СПОРЫ ОБ ИНТЕРЕСАХ ПРИВОДЯТ К ЗАБАСТОВКАМ
БА № 24, 2006 :: ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО ПОД «КОНТРОЛЕМ» АДВОКАТУРЫ
БА № 23, 2006 :: ЧТО-ТО БЫЛО НЕДАВНО. ЧТО-ТО БЫЛО ДАВНО
БА № 23, 2006 :: АДВОКАТУРА В КОЛЬЦЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ ИНИЦИАТИВ
БА № 23, 2006 :: АДВОКАТСКИЙ БИЗНЕС НА РЫНКЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ
БА № 23, 2006 :: ЗАГОВОР ПРОТИВ СЕБЯ?
БА № 23, 2006 :: НАЛОГОВОЕ АДМИНИСТРИРОВАНИЕ ДЛЯ АДВОКАТОВ
БА № 23, 2006 :: ДОБРОСОВЕСТНЫЙ ПРИОБРЕТАТЕЛЬ ДЛЯ РЕСТИТУЦИИ НЕ ПОМЕХА?
БА № 22, 2006 :: АДВОКАТУРА ВО ФРАНЦИИ
БА № 22, 2006 :: ПЕНСИЯ В НАСЛЕДСТВО
БА № 22, 2006 :: ВОКРУГ ПАЛЬЦА ЧЕРЕЗ ТРАСТ
БА № 22, 2006 :: ВАКУУМ ВЛАСТИ В АДВОКАТУРЕ ЗАПОЛНЯТ ЧИНОВНИКИ
БА № 22, 2006 :: СПОР ПО НОРМАТИВНЫМ АКТАМ, УТРАТИВШИМ СИЛУ
БА № 22, 2006 :: ПОПРАВКИ С ЗАПАСОМ
БА № 22, 2006 :: КОМПЕНСАЦИЯ РЕПУТАЦИОННОГО ВРЕДА: ТОРГ НЕУМЕСТЕН
БА № 21, 2006 :: АМЕРИКАНЦЫ ДОВЕРЯЮТ АДВОКАТАМ МЕНЬШЕ, ЧЕМ ПРЕЗИДЕНТУ БУШУ
БА № 21, 2006 :: СМОЖЕТ ЛИ БИЗНЕС-АДВОКАТУРА ВЫЙТИ ИЗ ТЕНИ?
Еще статьи »

Любой из материалов, опубликованных на этом сервере, не может быть воспроизведен в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.


© Домашний адвокат, Москва, 2011 г.
Email: info@bestlawyers.ru
Разработка сайта:
ВебСервис Центр