РечиПубликацииИнтервью | Rambler's Top100

Поиск по сайту:
Rambler's Top100
Яндекс цитирования



ТРИБУНА : РЕЧИ

Речь адвоката Свирина Ю.А. в защиту Землянского Андрея Павловича
УВАЖАЕМЫЙ СУД!

Мой подзащитный, Землянский А.П. обвиняется в совершении преступлений предусмотренных ст. ст. 169-1 ч.3 УК РСФСР (в редакции ФЗ от 01.07.1994 г.) и 194 ч.2 УК РФ. А именно в том, что он в сентябре-декабре 1996 г. систематически нарушал таможенное законодательство и уклонялся от уплаты таможенных платежей.
Данное уголовное дело в отношении Землянского, Юсилевича, Власова и Иванова было выделено из дела № 569 16.01.2001 г. Московской транспортной прокуратурой. Собственно говоря, само постановление о выделении уголовного дела и явилось основанием для дальнейшего уголовного преследования вышеперечисленных лиц, в т.ч. и Землянского. В материалах отсутствует постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Землянского. В то время как судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в своем постановлении отметила: «По смыслу ст. ст. 232,345 УПК РСФСР, проведение предварительного следствия по материалам, выделенным из дела в отдельное производство в отношении иного лица по новому обвинению без возбуждения уголовного дела, является существенным нарушением уголовно процессуального законодательства» (Бюллетень ВС РФ № 4 2002г. стр.13). Уголовное дело № 569 было возбуждено не в отношении Землянского, следовательно, в отношении него, прежде чем выделять дело в отдельное производство, необходимо было возбудить уголовное преследование и только потом выполнять необходимые следственные действия, в т.ч. и привлекать его в качестве обвиняемого. Исходя из вышесказанного, следует, что к настоящему времени уголовного дела в отношении Землянского не возбуждено, все следственные действия следует признать не допустимыми, т.к. они выполнены с нарушением уголовно-процессуального законодательства. А при таких обстоятельствах напрашивается сам по себе вывод о том, что в отношении Землянского следует вынести оправдательный приговор. (Это позиция защиты с процессуальной стороны).
Однако вина моего подзащитного не доказана и в ходе проведения недопустимых следственных действий. На чем же строит свое доказательство вины государственное обвинение? В первую очередь, на материалах ревизий, и, прежде всего ст. лейтенанта таможенной инспекции Журавлевой.

Хотелось бы отметить, что в соответствии с п.5 Приказа Минфина РФ, МВД РФ, ФСБ РФ от 7 декабря 1999 г. № 89н/1033/17, которым было утверждено «Положение о порядке взаимодействия контрольно-ревизионных органов… при назначении и проведении ревизий» под ревизией понимается «система контрольных действий по документальной и фактической проверке обоснованности совершенных организацией хозяйственных и финансовых операций в ревизуемом периоде или достигнутых результатов ее финансово-хозяйственной деятельности». А какие же задачи ставит перед ревизорами следователь Крючков? Он просит дать оценку правомерности деятельности Фонда по получению в льготном таможенном режиме поставок кофе в определенный период. И просит определить, допущены ли нарушения таможенного законодательства. Исходя из вышеупомянутого Положения, следователь не может ставить перед ревизорами правовые вопросы. А Журавлева, отвечая на них, выходит за рамки своей компетенции и превышает полномочия.
Далее. В соответствии с п. 17 вышеназванного Положения при проведении ревизии должны присутствовать должностные органы, материально- ответственные лица ревизуемой организации и необходимо получение от них объяснений. Однако как мы видим из многочисленных актов ревизий, по настоящему уголовному делу, ни в одной из них не принимали участие должностные органы и иные лица, и от них не бралось объяснений. Да и сама Журавлева в судебном заседании показала, что при проведении ревизии должностные лица ревизуемых организаций ею не привлекались. Предполагается, что и по этому основанию заключения ревизора по настоящему уголовному делу следует признать не допустимыми, и они не могут быть положены в основу обвинения, т.к. они выполнены с нарушением Закона.
А теперь перейдем конкретно к каждому акту ревизий. Акт ревизии от 31.08.2000 г. (л.д.167 т.1) также следует признать незаконным и не допустимым. Данная ревизии, как следует из самого акта выполнялась Журавлевой с 01.04.99 г. по 31.08.2000 г. А постановление следователя о назначении ревизии (л.д. 166 т.1) датировано 01.06.2000г. Как могла ревизор Журавлева начать ревизию без постановления следователя? В судебном заседании она вразумительного ответа на этот вопрос не дала.
В своем акте от 31.08.2000 г. Журавлева говорит о руководителях АОЗТ «РАУТ-Р», ООО «Компания РАУТ», ТПФ «РАУТ-Р», «РАУТ-Холдинг» и др. (т.1 стр.167) как об обвиняемых. А обвинение им было предъявлено после 01.09.2000 г. Это свидетельствует о необъективном и предвзятом отношении таможенного инспектора Журавлевой к данному делу. Данную ревизию необходимо было поручать независимым ревизорам. Кроме того, в этом же акте Журавлева утверждает, что грузы (имеется в виду кофе) были оплачены. Данный вывод основывается лишь на документах, большей частью представленных в ксерокопиях, имеющих различное происхождение и наименования: письма от АО РАУТ, ООО Компании РАУТ, письма СЕПН НЕСТЛЕ, ООО НЕСТЛЕ ФУД и др. В материалах дела отсутствуют подлинные банковские документы, свидетельствующие об оплате в валюте грузов. Непонятно как по ксерокопиям писем имеющим неизвестное происхождение делается однозначный вывод об оплате грузов ООО «РАУТ». При допросе же в зале судебного заседания Журавлева сказала, что она подготовила такой акт, какой нужен был следователю. Поэтому об объективности данного акта говорить не приходиться.
В своем постановлении о назначении дополнительной ревизии (л.д.384 т.1) следователь установил границы исследуемого периода — по декабрь 1996 г. А Журавлева по непонятным причинам исследует материалы по февраль 1997 г.(т.1 стр. 386-393) акт от 09.11.2000 г. И опять в зале судебного заседания все та же Журавлева пояснила, что она вышла за рамки постановления следователя только потому, что ей было так удобно для подсчета. В этой связи хотелось бы отметить, что в обвинении говориться о неправомерной деятельности подсудимых с сентября по декабрь 1996 г. с перечислением товара якобы ввезенного в Россию без уплаты таможенных платежей, с указанием объемов и сумм, с перечислением ГТД, инвойсов и т.д. А по акту Журавлевой, если исходить из сроков, которые она исследовала, товар ввозили в Россию с нарушением таможенного законодательства с сентября 1996 по февраль 1997 г. Тогда либо следователь не прав, т.к. за более короткий период, по логике, должно быть завезено меньше товара, либо Журавлева ошибается.
Другим своим постановлением о назначении дополнительной ревизии следователь устанавливает верхнюю границу исследуемого периода по январь 1997 г. (т.16 стр.280). Однако все та же Журавлева проводит исследование по март1997 г. (т.16 л.д. 281-284) акт от 10 января 2001 г. И в постановлении следователя ставится задача выяснить движение валютных средств. В акте же говориться о движении рублевых средств. В самом же акте нет списка исследуемых документов. В этом случае непонятно, какими же документами оперировала Журавлева, какие документы ею были исследованы. Ни следователь, ни государственное обвинение как будто этого всего не замечают и на основании вышеупомянутых актов делают вывод о том, что подсудимые ввозили в Россию кофе с уклонением от уплаты таможенных платежей, причем все это сопровождается цифрами неизвестно откуда взявшимися.
В актах ревизии также есть ссылки на неизвестные и отсутствующие в деле документы:
1. По акту дополнительной ревизии от 10 января 2001 г. не приложены банковские выписки. Поэтому проверить правильность и полноту исследования не представляется возможным.
2. В этом же акте Журавлева ссылается на электронные копии ГТД. Никаких распечаток, подтверждающих ее анализ в деле нет (т.16 л.д.281 и далее).
3. По акту ревизии от 31 августа 2000 г. в каждом эпизоде ревизор ссылается на некую инструкцию водителю (т.1 л.д.171 эпизода 1). В материалах дела данный документ отсутствует. Происхождение, местонахождение и назначение данной инструкции неизвестно.
4. По акту ревизии от 31 августа 2000 г. ревизор в эпизодах 10-12, 17-19, 25-27 ссылается на некие доверенности, выписанные для сопровождения определенными лицами автомашин с грузом с терминала СОФИ до места их таможенной очистки. Однако в материалах дела указанные документы отсутствуют.
В своих актах Журавлева утверждает, что весь так называемый «контрабандный» кофе по 53-м эпизодам обвинения реализовывался фирмами «Роланда» и «Гарольд-96». Но данный вывод опровергается отсутствием каких-либо подтверждающих документов и актами ревизий названных фирм. Такими домыслами проникнуты все акты ревизора Журавлевой. Приведу примеры:
1. Журавлева делает вывод о том, что груз был доставлен заказчику на основании доверенности на получение машины на представителя фирмы «РАУТ». И здесь неизвестно какую фирму имеет в виду Журавлева. Фирм с созвучным названием «РАУТ» было четыре. С вышеуказанными доверенностями товар следовал с транспортной стоянки СОФИ на таможню (стоянку при таможне). Кто же забирал товар после таможенной очистки и куда он дальше следовал, неизвестно, так как в материалах дела нет документального соответствующего подтверждения.
2. Журавлева утверждает, что окончательным получателем товара была фирма ООО «Компания РАУТ»,которая в дальнейшем реализовала данный товар на рынке без уплаты таможенных платежей и налогов. В этой связи представляется, что по каждому эпизоду в материалах дела должны быть документальные подтверждения получения товара и его реализации. Поскольку таких документальных подтверждений нет, то данный вывод ревизора следует признать голословным.
3. При каждом упоминании фирмы «ГАРЛАНД МЭНЕДЖМЕНТ ЛТД» Журавлева сопровождает ее определением «подставная». Непонятно, на основании каких доказательств ревизор пришла к такому выводу. В материалах дела доказательств такого вывода нет. И наоборот есть письмо № 0897 таможенного атташе Великобритании (т.1 л.д.21-22) что такая оффшорная фирма существует, и претензий к ней с английской стороны нет.
В самих же актах ревизора Журавлевой много путаницы, ошибок. Вот характерные примеры.
1. В первом эпизоде номер автомашины, упоминаемый ревизором, не соответствует ни одному документу, приведенному в т. 2.
2. т.1.л.д.169 -доверенность на имя Нудельмана от БФСЭЗСМ на получение с СВХ СОФИ автомашины с № В580 АМ47-(оригинал). В материалах эпизода указываются разные номера доверенности, но никак не № в580АМ47.
3. В описании 2-го и 3-го эпизода Журавлева приводит номер автомашины из 1-го эпизода. (т. 2 л.д. 175).
4. При анализе документов 2-го эпизода № исследуемого ей сертификата соответствия качества не соответствует № сертификата, находящемуся в материалах эпизода. В этой связи непонятно что же исследует ревизор.
5. т.1 л.д.272, п.2 выводы по эпизоду 28. Ревизором упоминается фамилия Борисов, в то время как по документам значится Нудельман. И таких ошибок много.
6. В ряде эпизодов, например 36 и 37, ревизор ссылается на доверенность, находящуюся в материалах и указывает ее номер. Однако такого документа нет. В л.д. 310 т.1 п. 4 и 7 ревизор ссылается на доверенность в материалах эпизода 31. Однако такой доверенности там тоже нет.
7. т.1 л.д.301-302 эпизод 35: «23) Подтверждение об оплате 10.12.96 фирмой РАУТ через фирму GMLtd суммы 894223,10 долл. Поступившей на счет,1622307 фирмы NWTC-копия(изъято в фирме НЕСТЛЕ) на 2-х листах с печатью фирмы Нестле, подтверждающий перевод денег 10.12.96 в CITIBANK LONDON для фирмы Нестле--NWTC--VeVey от клиента под номером 081576 фирмы GM по заказу 358122.01 с номером распечатки 566025,выставленного платежа по Formatted memo.»
Несоответствия:
а) сумма –235526,40 долл. США;
б) нет там слова РАУТ, а только GARLAND MANAGEMENT;
в) нет слова CITIBANK LONDON;
г) не 358122,01, а 358120,01;
д) не 566025, а 566929.
Все эти ошибки оказывают прямое влияние на выводы ревизора, в связи с чем данные выводы нельзя признать правильными и объективными. Все вышесказанное относилось только к ревизиям, проводимым таможенным инспектором Журавлевой, в которых, как уже выше упоминалось, указывалось, что все кофе реализовывалось через фирму РАУТ. Но в деле есть и другие документальные ревизии, выводы которых противоречат выводам Журавлевой.
Так в постановлении о назначении дополнительной документальной ревизии от 01.02.99 (т.16 л.д. 1) были поставлены следующие вопросы:
1. Установить получение АОЗТ «РАУТ»… кофе… от ПОО Бюро Фонда СЭЗСМ с 1996г. по март 1997г.
2. Установить фирмы, которым поступал кофе… от «РАУТ»
3. Установить фирмы, которым перечислялись денежные средства от АОЗТ «РАУТ» за кофе.
Согласно выводам ревизора Болдыревой от 28.05.99 (т.16 л.д.17-19) «Денежные средства от реализации кофе за период с 1.09.96 по 01.04.97 в АОЗТ «РАУТ» не поступали и другим фирмам не перечислялись». Мы видим явное несоответствие в выводах двух ревизий. Однако следователь и, следовательно, обвинение упор делают только на выводы Журавлевой, и на основании этих выводов строится само обвинение и доказательство вины.
07.04.99 следователь выносит постановление о назначении дополнительной ревизии и поручает ее сотрудникам Департамента государственного и финансового контроля и аудита Минфина РФ (л.д. 34 т.16). Из акта ревизора Янишевской от 09.07.99 (т.16 л.д.35-81) следует, что «За период с 09.96 по 12.96 был получен товар от ООО «Компания РАУТ» на сумму 4804,6 тыс.рубл. из которых кофе на сумму 4166,7 тыс. руб. (45911,4 кг), в том числе марки «НЕСТЛЕ» на сумму 1896,7 тыс. руб. (18419,3 кг) После реализации ООО «РОЛАНДА» перечислила в ООО «Компания РАУТ» 4600,7 тыс. руб.
В тоже время, согласно вынесенным постановлениям о привлечении в качестве обвиняемых, ООО «КОМПАНИЯ РАУТ» реализовала через ООО «РОЛАНДА» по 53-м эпизодам кофе марки «НЕСТЛЕ» на сумму 31871,79 тыс. руб. (418425 кг), что явно противоречит выводам ревизора. Создается такое впечатление, что следователь брал эти цифра «с потолка». Без всякого обоснования.
Далее. При проведении ревизии по ООО «Компания РАУТ» (л.д.96-134 т.16) акт от 18.08.99, ревизору Саенко были предоставлены учредительные документы, банковские выписки, платежные документы по все счетам, справки ГНИ, отчеты за проверяемый период, контракты на поставку товара, копии ГТД. Из этих документов усматривается, что ООО «Компания РАУТ» заключила 6 контрактов с иностранными фирмами на поставку кофе. «Общее количество кофе 215334 кг. Фактурная стоимость 1116852 дол.(5528900 руб.). Оплата за него произведена в полном объеме. В период с сентября по декабрь 1996 г.(согласно копиям ГТД) поставлено кофе – 75909 кг. Фактурной стоимостью 377218 дол. (2017062 руб.). Кроме того, ООО «Компания РАУТ» приобретало товар на Российском рынке. За период с января 96 г. по март 97 г. ООО «Компания РАУТ» перечислило различным фирмам 50507352 руб., в том числе в ООО «НЕСТЛЕ ФУД» А за период с сентября по декабрь 1996 г. на счета ООО «Компания РАУТ» поступили денежные средства от 25 фирм в сумме 17591185 руб. И наличная выручка в размере 4792750 руб.». Из данного заключения можно сделать вывод (согласно копиям ГТД), что ООО «Компания РАУТ» только за сентябрь-декабрь 1996г. завезла с уплатой все таможенных платежей кофе на сумму около 2 млн руб. Далее из акта следует, что ООО «Компания РАУТ» приобрело товар:
– завезло с уплатой все таможенных платежей на 2017062 руб.
– купила за рубли у ООО «НЕСТЛЕ ФУД» на 6863212 руб.
– купила за рубли у других фирм на 9030643 руб.
Итого 17910917 руб.
Продало товар:
– получило от ООО «РОЛАНДА» 4600630 руб.
– от других покупателей 12990555 руб.
– наличная выручка 4792750 руб.
Итого 22383935 руб.
В тоже время в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых стоимость кофе составляет 31871789 руб.
Из этого можно также сделать вывод, что если бы ООО «Компания РАУТ» реализовала товар через ООО «РОЛАНДА» и ООО «Гарольд 96», как сказано в обвинении, то выручка составила бы, как минимум стоимость товара приобретенного —17910917 плюс стоимость контрабанды 31871789, что равняется сумме около 50 млн. руб., а не 22383935 руб. Кстати, в акте от 09.07.99 сказано, что ООО «Гарольд-96» в указанный период вообще не платило в ООО «Компания РАУТ». А в акте Журавлевой говорится, что ООО «Компания РАУТ» в указанный период продавало кофе через ООО «Гарольд 96».
В соответствии с актом ревизии от 20.08.99 (ревизор Каюмова) (л.д.200 т.16) в исследуемом периоде ЗАО «РАУТ-Холдинг» приобретало товар только на Российском рынке.
В соответствии с актом ревизии от 25.08.99 (т.16 л.д.246) ревизором Ивановой сделан вывод о том, что ЗАО «ТПФ РАУТ-Р» в исследуемый период операций не проводила.
Из вышеперечисленных актов ревизии следует, что АОЗТ «РАУТ» и ЗАО ТПФ «РАУТ-Р» в 1996г. не работали, а ООО «Компания РАУТ» и ЗАО «РАУТ-Холдинг» получили продукцию «НЕСТЛЕ» за рубли от ООО «НЕСТЛЕ ФУД» Актов ревизий ООО «ГАРОЛЬД-96», ООО «Торговая компания РАУТ» и других в деле нет.
Анализ документальных ревизий, приведенный мною выше, дает однозначный ответ, что выводы, содержащиеся в этих ревизиях, не объективны, не точны и было бы грубейшей ошибкой ссылаться на них в приговоре, как на доказательство вины подсудимых. Да и сами акты ревизий являются недопустимыми доказательствами, поскольку ревизии выполнены с нарушением процессуального закона, о чем я также говорил выше.
А в чем же собственно обвиняется Землянский? Согласно обвинительному заключению: «В том, что являясь менеджером четырех коммерческих фирм в Москве ЗАО «РАУТ», ООО «Компания РАУТ», ЗАО «РАУТ-Холдинг», ТПФ «Раут-Р», вступил в преступный сговор с учредителями данных фирм и другими сообщниками в сентябре-декабре 1996 г. организовавшись в устойчивую преступную группу, систематически нарушал таможенное законодательство. В этих целях он направлял в Московское представительство Швейцарской фирмы «NESTLE…» и ООО «НЕСТЛЕ ФУД» письма для финской компании «WILSON» о переадресовки поступающих из Индии и Франции кофе по контрактам ООО «Компания РАУТ» в адрес предприятия общественной организации «Бюро фонда социально-экономической защиты сотрудников милиции».
Хотелось бы остановиться подробнее, какими же доказательствами оперирует обвинение в доказывании вины Землянского.
1. Землянский якобы является менеджером 4-х компаний. Подробно изучая материалы уголовного дела я не нашел ни одной бумаги, ни одного документа из которых бы было видно, что Землянский работал на 4-х фирмах. При допросе в качестве обвиняемого (т.17 л.д. 217) Землянский просит следователя исследовать его трудовую книжку, в которой абсолютно четко написано где он работает. Однако следователь игнорирует это, упорно утверждая, что Землянский работает на 4-х фирмах «Раут». Каких-либо свидетельских показаний о том, что Землянский работает в 4-х компаниях с похожим названием в ходе судебного заседания мы не услышали. В этой связи я совершенно ответственно заявляю, что данная позиция следователя, а в последствии и обвинения является голым вымыслом, абсолютно не подтвержденная никакими доказательствами. К тому же суд приобщил к материалам дела копию трудовой книжки Землянского, в которой видно, что Землянский работает только в ООО «РАУТ».
2. Что касается устойчивой преступной группы и преступного сговора. В ходе судебного заседания мы слушали многочисленных свидетелей, исследовали письменные материалы уголовного дела и нигде ни разу мы не услышали и не увидели ни одного доказательства существования данной преступной группы или о том, что был сговор между подсудимыми. Чем же обвинение подтверждает сговор и преступную группу. Ответ прост — ничем. Ничем, кроме своей фантазии, неудержимым желанием довести дело до суда, придать ему большое значение, якобы это не простое преступление, а устойчивая организованная преступная группа. Да и привлечь лиц, сидящих на скамье подсудимых, в том числе и Землянского к уголовной ответственности по ст.194 УК РФ можно лишь, вменив им всем квалифицирующий признак – устойчивая преступная группа, где роль каждого исполнителя не имеет значения. В противном случае Землянский не является субъектом преступления ни по одному из двух вмененных ему составов преступления. Как менеджер фирмы он не имеет даже опосредованного значения к уплате таможенных платежей и не должен уплачивать никаких таможенных сборов и налоговых платежей.
3. Что же касается рассылки неких писем, якобы Землянским в адрес Швейцарской и Российской фирм НЕСТЛЕ, то здесь следователь имеет в виду 13 ксерокопий документов (10 факсимильных сообщений и 3 письма), их же упоминает и свидетель Иванова в своих показаниях (т.8 л.д. 414-425). На некоторых из них действительно есть подпись, похожая на подпись Землянского, причем на одних его фамилия напечатана печатными буквами, а на других стоит просто непонятный росчерк. А на некоторых вообще нет ни подписи, ни фамилии. Ни одной оригинальной подписи Землянского на этих документах нет. В этой связи по делу не проводилась подчерковедческая экспертиза подписи Землянского. Более того, на ряде писем стоит факсовая отбивка с номером исходящего факса, свидетельствующим о том, что факс был отправлен вовсе не из офиса фирмы, в которой Землянский работал. Однако следователь утверждает, что это подпись Землянского. На чем основана такая уверенность? И опять вопрос остается без ответа. Таких доказательств нет. Землянский же говорит, что некоторые подписи похожи на его, но выполнены не им. Что же касается возможной рассылки факсов, то Землянский не отрицает, что данное могло иметь место. Поскольку он работал менеджером транспортного отдела и в соответствии с его должностной инструкцией ему в обязанности и было вменено регулировать транспортные потоки, составлять маршрут движения автомашин, заказ автомашин для перевозки кофе в зависимости от того куда и откуда перевозить и в каком объеме. В чем же здесь криминал? Должностная инструкция на Землянского также приобщена судом к материалам уголовного дела. Мой подзащитный был рядовым сотрудником среди десятков других штатных сотрудников фирмы. И привлекать его к уголовной ответственности за то, что он исполнял свои должностные обязанности (даже если он и посылал вышеуказанные факсы) является полным абсурдом.
4. И наконец как отмечают сами эксперты в заключении финансово-экономической экспертизы назначенной определением суда «В материалах дела,представленных к экспертизе имеются письма от АО «РАУТ» и АО «РАУТ-ХОЛДИНГ»,где сообщается,что данные фирмы подтверждают оплату по № № инвойсов. Письма представляют собой ксерокопии,переданные фирме «Нестле» по факсу(печати АО «РАУТ» и АО «Раут-Холдинг» отсутствуют. Что естественно исключает утверждение того,что письма действительно исходили от фирм с созвучным названием «РАУТ» Далее эксперты в своих выводах (п.2) указывают, что на письмах стоит подпись от имени Землянского, а не самого Землянского. И самый главный вывод (п.6): «Факты получения товара (кофе) АОЗТ «Раут», ООО «Роланда», ООО «Гарольд 96», ООО «Компания Раут», ТПФ «Раут-Р», ЗАО «Раут-Холдинг» по представленным материалам не выявлены.
Исходя из вышеизложенного, я считаю, что вина моего подзащитного абсолютно не доказана, и прошу СУД вынести в отношении Землянского оправдательный приговор.

Адвокат Свирин Ю.А.


СЛЕДУЮЩИЕ РЕЧИ:

Речь адвоката Свирина «Дело налогоплательщика»
Речь адвоката Свирина «Дело об убийстве на сексуальной почве»
Речь адвоката Свирина Ю.А. в Кировском областном суде по делу Гирша В.Р.
Обращение к адвокатскому сообществу г. Москвы Валентина Куклина
Из книги «Речи судебные и не только» :: Костанов Ю.А., председатель Президиума Московской коллегии адвокатов «Адвокатская палата»
«Осторожно : провокация» :: Карманов Ф.А., заместитель заведующего юридической консультацией № 94 (Москва) Межреспубликанской коллегии адвокатов
О признании права собственности на часть дома :: Куприянов А.А., руководитель «Адвокатской конторы Алексея Куприянова» Моск. обл. коллегии адвокатов


Любой из материалов, опубликованных на этом сервере, не может быть воспроизведен в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.


© Домашний адвокат, Москва, 2011 г.
Email: info@bestlawyers.ru
Разработка сайта:
ВебСервис Центр