РечиПубликацииИнтервью | Rambler's Top100

Поиск по сайту:
Rambler's Top100
Яндекс цитирования



ТРИБУНА : ИНТЕРВЬЮ

Александр Гуров: "Сегодня произошло огосударствление мафии"
Взять интервью у Александра Ивановича Гурова мне хотелось давно. Ведь именно он более десяти лет назад первым в стране, которая жила, не подозревая, какие беды ее ждут, заявил, что в СССР преступный мир необычайно силен и прекрасно организован. Его статья в «Литературной газете» наделала тогда много шума, ее передавали из рук в руки, горячо обсуждали. К сожалению, прогнозы Александра Ивановича полностью сбылись. Общество, своевременно предупрежденное о грозящей опасности, не отреагировало на сигнал и до сих пор пожинает плоды собственной беспечности.

– Александр Иванович, а как Вам удалось опубликовать свой сенсационный материал?

– Статья «Лев готовится к прыжку» была напечатана в 1988 году в соавторстве с Юрием Щекочихиным, моим другом. Этот материал, написанный на основе исследований, которые проводились ВНИИ МВД СССР на протяжении 6 лет, не решалось напечатать ни одно издание. Смелости хватило только у «Литературки».
Мы понимали, что в стране появилась организованная преступность, конечно, не в таких размерах, как сейчас. Началась перестройка, и наши исследования смогли стать достоянием общественности. Цели «пропиариться» у нас с Юрой не было. Тогда за свои слова надо было отвечать!
Реакция на статью была интересная. Три дня – полное молчание, а потом – взрыв! Меня, правда, за нее чуть с работы не сняли. Я тогда работал старшим научным сотрудником ВНИИ МВД СССР. Спас меня Михаил Сергеевич Горбачев, как потом выяснилось. Он сказал, что статья заслуживает внимания.

– А как появилось название статьи?

– Когда мы этот вопрос обсуждали с Юрой, он сказал: вот ты убил льва (Александр Иванович застрелил льва, жившего в московской семье, когда хищник, вырвавшийся на волю, напал на случайного прохожего. – Прим. ред.). Лев – это организованная преступность. В какой позиции находится лев сейчас? Я сказал, что он готовится к прыжку. Вот так и родилось название статьи.

– C тех пор прошло уже 18 лет! И что же изменилось? Приведу цитату из последнего выступления Генерального прокурора В. Устинова: «Какую сферу ни возьми – везде у нас преступные формирования». Значит, с оргпреступностью боролись безрезультатно?

– Все стало еще хуже. Социальная опасность преступности сильно возросла. Например, 15 лет назад у преступности не было такого большого капитала, не было такой политической «крыши». Сегодня произошло огосударствление мафии. Ее щупальца проникли в хозяйственную, административную сферы. Есть они и в культуре, и в спорте. Сегодня оргпреступность стала спокойнее. Она не проливает море крови, действует тоньше, более цивилизованно, если так можно сказать. От рэкета и выбивания зубов проституткам мафия перешла к захвату стратегически важных предприятий. Ее сегодня интересует добыча алмазов, производство автомобилей – все то, где крутятся большие деньги. В Тольятти, например, весь процесс изготовления автомобилей контролировался преступными группировками. Сегодня, по оценкам специалистов, 40 процентов предприятий бизнеса под контролем мафии. Называется и другая цифра – 80 процентов.
Организованная преступность трансформировалась в международную без боя. В 40 странах мира синдикаты такие есть. Подобная трансформация преступности заняла в Италии 200 лет, а наша мафия этот путь проделала за короткий срок.
Сегодня расслоилась и сама преступность. Есть «солдаты», «быки». Они внизу иерархической лестницы. А наверху – «белые воротнички». Их основная задача – незаконное получение сверхприбыли.

– Неужели лев непобедим?

Организованная преступность – не просто сфера криминала, это явление на стыке экономики, политики и криминала. В борьбе с оргпреступностью именно верхушку труднее всего сбить. Ни рейдами, ни группами с ними не справиться. Бороться силами только правоохранительной системы с ней бесполезно. Нужны серьезные законодательные, административные реформы и политическая воля. Вот, например, ходят рейдеры, и ничего с ними не сделать. Нет на них закона, вот парадокс. Созданные ранее подразделения по борьбе с оргпреступностью сегодня децентрализованы, что снижает эффективность их работы. Нужен специальный прокурор, специальные суды для рассмотрения очень специфических дел, связанных с мафией. Нужна перестройка правоохранительной системы. Татуированный бандит или банда – это не оргпреступность. Нужно знать ее специфику, организацию. Численность одной преступной организации может составлять более 100 человек. По принципу организации – это почти министерство! Их могут курировать правоохранительные органы. Все это надо знать и понимать.

– Александр Иванович, в связи с чем предлагается вернуть в УК России такой вид наказания, как конфискация?

– Являясь разработчиком этого закона, я собрал с одобрения председателя Государственной Думы Грызлова Б.В. группу из 10 ведущих ученых, представителей различных школ (консервативной и либеральной) уголовного права, которая полтора года разрабатывала этот закон. Мы нашли подход к решению данного вопроса, учли международные конвенции и разработали нормы, регулирующие конфискацию. Эти нормы призваны восстановить справедливость, возместить ущерб, стать грозным оружием в борьбе с наиболее опасными видами преступности (отмывание денег, терроризм, разбой, незаконный оборот наркотиков и т. д.). Замечу, что по налоговым преступлениям мы не вводили конфискацию. Эта мера должна была применяться только по решению суда и налагаться только на имущество, нажитое преступным путем. Но как только мы разработали закон, тут же на нас обрушился шквал критики. Правительственные чиновники и их сподручные из сферы бизнеса стали говорить о возврате тоталитаризма, пошли программы-шоу… В результате процесс принятия закона затормозился. Сейчас мы вводим статью по конфискации имущества в проект федерального закона о противодействии терроризму. Это усеченная конфискация с большими процессуальными сложностями. Но и это не нравится, настораживает. Боятся, что в условиях коррумпированности у них все будут изымать. Каждый еще не совершивший преступление уже примеряет железное ярмо закона на свою шею. Наша рабочая группа уже не предлагает введение конфискации как дополнительного наказания. Мы предлагаем только конфискацию имущества, добытого преступным путем. Нам говорят: а как вы докажете, что оно приобретено таким путем? Отвечаю: а как мы доказываем разбой, кражи, убийства? Есть финансовые документы, декларации. Что же, надо оставить наркобарону особняки, автомобили, хотя он нигде не работает и имеет фиктивную инвалидность да мизерную пенсию? Имущество же оформлено на третье лицо. Вот мы и записали в законе, что конфискации подлежит имущество, переданное другим лицам. Видимо, это многих и раздражает тем, что слишком напоминает закон об отмывании денег, который мы принимали лет пять. И не приняли бы, пока нас Европа мордой не ткнула и в черные списки не внесла. Да и приняли мы его, выхолостив важнейшие моменты, в результате чего закон перестал работать. И только после того, как Президент направил к нам изъятые поправки, закон заработал. Но почему везде требуется вмешательство Путина? Он же не должен отслеживать абсолютно все. На то есть чиновники, у которых сегодня очень много прав.
Пока же закон о конфискации «завис». Недавно меня на «круглом столе» профессор Лунеев спросил, куда пропал законопроект? Я честно ответил, что его саботирует исполнительная власть и у меня такое ощущение, что мы живем на оккупированной кем-то территории. Боятся того, боятся сего. Саботаж идет полнейший. (В подтверждение своих слов Александр Иванович дал мне почитать выдержку из стенограммы заседания Комитета по безопасности).

– Александр Иванович, а что Вы можете сказать о планируемом нововведении, согласно которому осужденные досрочно освобождаются, но остаются под контролем с помощью электронных браслетов?

– Сейчас ГУИН осуществляет апробацию этой идеи. Проводится эксперимент на территории трех областей. Почему возникла такая идея? Сразу скажу, что реакция на нее неоднозначная. Стали говорить о тотальной слежке государства за гражданами. Но при чем здесь слежка, ведь речь идет о конкретных людях, совершивших преступления. Они не представляют общественной опасности и под определенным контролем могут находиться вне мест лишения свободы. Это лучше и для государства, и для осужденного, а также его семьи. Вот и спросим у Ивана Ивановича: где Вам лучше сидеть – за решеткой или у телевизора с чипом в симпатичном браслетике? Дальше не комментирую.

Отведенное для беседы время закончилось. Александра Ивановича я всегда слушаю с большим интересом, и эта беседа не была исключением. Неравнодушный он человек, болеет за дело, которому отдал многие годы. Спасибо Вам, депутат Гуров!

Беседовала Ирина ИРИНАРХОВА


СПРАВКА
ГУРОВ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ, депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва, член Комитета по безопасности. Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, член Союза писателей России. Председатель Тамбовского землячества в городе Москве. Генерал-лейтенант милиции в отставке, генерал-майор ФСБ в отставке.
Родился 17 ноября 1945 года. Окончил Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова (правоведение). Защитил кандидатскую диссертацию, посвященную анализу карманных краж как одной из разновидностей профессиональной преступности. Докторская диссертация полностью посвящена изучению проблем профессиональной и организованной преступности в СССР.
Автор ряда книг: «Тайна красной ртути»; «Красная мафия»; «Профессиональная преступность: история и современность»; многих других публикаций (учебных пособий, лекций, статей).
В органах внутренних дел с 1967 года. Начинал рядовым в конвойном полку милиции. В 1970 году перешел на службу в уголовный розыск (аэропорт «Внуково»). В 1974–1978 годах работал в Главном управлении уголовного розыска МВД СССР, затем во Всесоюзном научно-исследовательском институте (ВНИИ) МВД СССР.
В 1989 году инициировал создание в МВД СССР Шестого управления по борьбе с организованной преступностью, которое и возглавил. Под руководством А.И. Гурова Шестое управление МВД реорганизовалось в Главное Управление по борьбе с организованной преступностью, коррупцией и наркобизнесом МВД СССР. Таким образом, была создана федеральная структура специальных подразделений по борьбе с организованной преступностью, замыкающаяся на едином центре.
Избирался депутатом первого российского парламента, членом Комитета Верховного Совета Российской Федерации по вопросам законности, правопорядка и борьбы с преступностью.
В 1991 году перешел в Министерство безопасности, где руководил Первым Бюро по борьбе с коррупцией. С 1992 года – первый заместитель начальника Центра общественных связей ФСБ. Затем возглавил и воссоздал Научно-исследовательский институт проблем безопасности Министерства безопасности (позднее – ФСК, ФСБ), которым руководил до 1994 года.
После ухода в отставку занимался научной и преподавательской деятельностью.
В 1998 году вновь приглашен руководством МВД на службу в органы внутренних дел и назначен начальником ВНИИ МВД России.
Осенью 1999 года во время предвыборной кампании по избранию депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации вошел в тройку избирательного блока «Единство» (Шойгу, Карелин, Гуров). После успеха на выборах был избран председателем Комитета Государственной Думы по безопасности.
Основные направления профессиональной деятельности:
Вместе с коллегами стоял у истоков организации профилактики (предупреждения причин и условий) правонарушений.
А.И. Гуров внес крупный законотворческий, научный, публичный и практический вклад в обеспечение борьбы с коррупцией, терроризмом, бандитизмом, незаконной миграцией, таможенными правонарушениями, налоговыми преступлениями, иными угрозами национальной безопасности, включая решение конкретных вопросов по линиям внешней разведки, федеральной службы безопасности, охраны границы, противодействия легализации отмывания преступных доходов и др.
Член политической партии «Единая Россия».
Награжден орденами Почета, Дружбы, многими медалями и почетными знаками, в том числе общественного признания.




СЛЕДУЮЩИЕ ИНТЕРВЬЮ:

Адвокат Сергей ЖОРИН: ЦЕНА НЕДОБРОГО СЛОВА
Ольга КУКСА: "РАБОТОДАТЕЛЬ НУЖДАЕТСЯ В ЗАЩИТЕ"
Елена ДМИТРИЕВА. «БРАЧНЫЙ КОНТРАКТ» С ТЕЛЕВИДЕНИЕМ
Михаил ВИНОГРАДОВ: «ХОРОШЕГО ЭКСПЕРТА ПРОВЕСТИ ТРУДНО»
Дмитрий МИТЮРИЧ: «НИКОГДА НЕ ГОВОРИ НИКОГДА»
В. МИРОНОВ: «ОСНОВНОЙ ВОПРОС ТРУДОВОГО ПРАВА: СКОЛЬКО ТРУДИТЬСЯ И ПОЛУЧАТЬ ЗА СВОЙ ТРУД»
Адвокат Л. Ольшанский: "Надо бороться со страхом и набираться знаний..."
Адвокат Р. Закалюжный: "В "деле Чубайса" многое будет зависеть от порядка выбора присяжных"
Адвокат Ю. Пилипенко: "Компромисс не означает поражение"
"Автограф" адвоката Брутяна
Адвокат Светлана Добровольская: «Люблю дела интересные!»
Адвокат Семен Ария: "Отношусь к себе с юмором"
Адвокат Константин Рыбалов: "Настоящих побед без поражений не бывает!"
Адвокат Юрий Костанов: "Суд на суд, а не рассуд."
Адвокат Павел Астахов:
Адвокат Генри Резник: "Клиент не всегда прав"
Адвокат Анатолий Кучерена: «Несправедливый приговор – это поражение идеи справедливости»
Адвокат А. Глашев: «Наша футбольная сборная, несомненно, поедет на европейский чемпионат»
Игорь Поляков: «Адвокат, как актер - должен вжиться в роль!»
Архив новостей

Любой из материалов, опубликованных на этом сервере, не может быть воспроизведен в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.


© Домашний адвокат, Москва, 2011 г.
Email: info@bestlawyers.ru
Разработка сайта:
ВебСервис Центр